Основные школы буддизма

В настоящее время в Тибете есть четыре основные школы тибетского буддизма: ньингма, сакья, кагью и гелуг. У всех школ много общего, а основные отличия кроются в терминологии, опорных текстах, объяснениях пустоты и в интерпретации работы ума.

По историческим сведениям в Древней Индии было 18 буддийских традиций, но до наших дней дошли линии передачи монашеских обетов только из 3 из них:

  • Тхеравада (страны Юго-Восточной Азии: Таиланд, Бирма и др.)
  • Дхармагупта (страны Восточной Азии: Китай, Корея, Япония, Вьетнам)
  • Муласарвастивада (Тибет, Китай, Монголия, буддийские регионы России)

Четыре основные школы тибетского буддизма (ньингма, сакья, кагью и гелуг) следуют линии муласарвастивады начальных и полных обетов для монахов и только начальных обетов для монахинь. Полные обеты для монахинь остались только в линии дхармагупты, которая не представлена в Тибете. Во всех четырех тибетских школах также есть свод обетов для практикующих мирян.

Практика во всех четырех школах тибетского буддизма опирается на сочетание сутры и тантры с использованием техник медитаций и различных ритуалов. Обучение монахов в каждой из школ включает в себя заучивание наизусть множества текстов, но в школе гелуг делается особый упор на логику и изучение посредством философских дебатов.

Основные школы буддизма

Философские дебаты монахов в монастыре Лабранг, Амдо, Восточный Тибет

Во всех школах принято проходить предварительные практики нгондро, включающие в себя изучение и многократное повторение текстов, простирания, медитации, ритуал подношения мандалы и другие. Но основные составляющие нгондро, тексты, количество повторений и нюансы в выполнении во всех четырех школах отличаются.

  • Практики одиночного затвора или ретрита также имеют место быть во всех школах тибетского буддизма, но обычно в школе гелуг ретриты практикуются на более поздних этапах обучения, в то время как в школах ньингма, сакья и кагью одиночные затворы практикуют и в начале обучения.
  • Завершив полный курс буддийского образование монах школы гелуг получает титул геше, в то время как монахи трех других школ зовутся кхенпо.
  • Во всех четырех школах есть институт тулку – лам-перерожденцев, которых также называют ринпоче, что в переводе с тибетского означает “драгоценный”.

Конечная цель всех четырех школ одинакова – неконцептуальное постижение пустоты всех явлений. Здесь под пустотой не подразумевается, что ничего не существует, а имеется ввиду пустота от независимого существования. Для достижения конечной цели школа гелуг делает основной упор на медитацию на объекте, в то время как три остальные школы опираются на медитацию на самом уме.

Также основные отличия четырех школ являются в используемой терминологии и в объяснении основных концепций о работе ума и пустоты. Более того, часто в монастырских традициях одной и той же школы также присутствуют порой существенные различия в терминологии и интерпретациях.

Основные школы буддизма

Буддийский ритуал в монастыре Ронгву, Амдо, Восточный Тибет

В конце ХХ века тибетский буддизм проник и распространился на Западе. Сейчас все больше и больше западных людей принимает буддизм в качестве своего духовного пути. Многие из последователей, выбрав определенную школу тибетского буддизма, очень категорично и порой даже воинственно относятся к последователям других школ.

Но тибетские учителя часто говорят о важности беспристрастного подхода. Конечная цель у всех четырех школ – одна и та же. А то, что каждая школа использует свои методы и терминологию – не так важно для практикующих мирян. А что очень важно – это повышать свой уровень образования.

Ознакомившись с основными текстами, объяснениями и терминологии каждой из школ, можно увидеть, что их учения совершенно не противоречат друг другу.

Напоследок хочется заметить, что тибетцы, совершая религиозное паломничество по монастырям, очень редко уточняют какой школы тот или иной храм или монастырь. Каждый тибетец одинаково уважительно относится к каждому буддийскому монастырю вне зависимости от его школы.

Источник: https://snowliontours.ru/notes/otlichie-shkol-tibetskogo-buddizma

Что представляют из себя школы буддизма?

Здесь мы попытались дать краткие ответы на некоторые ваши вопросы. Если вы хотите увидеть здесь ответ на ваш вопрос, пишите на электронный адрес web@ripa-center.ru

Основные школы буддизма

Данная статья рассказывает про школы буддизма. Буддизм с древних времен имеет разделение на школы (традиции). У Будды было довольно много учеников, последователей, которые затем открывали свои школы буддизма. Школы не соперничали, гармонично сосуществовали, ведя людей путем духовного развития, просветления.

За всю историю буддизма школ открывалось великое множество, но до наших дней дошли сведения о трех основных школах, являющихся действующими.

Школа буддизма Хинаяна

Хинаяна в переводе означает малый путь, название данному направлению буддийской философии дали сторонники Нагарджуны. В свою очередь, в рамках данного направления было создано около двух десятков школ, в том числе Тхеравада.

Кроме Тхеравады, в рамках Хинаяны была открыта школа Махасангхика, данное название переводится как «сторонник большой общины».

Еще одной школой, относящейся к данному направлению, сведения о которой дошли до наших дней – это Сарвастивада. Приверженцы данной школы придерживались мнения о реальном существовании дхармо-частиц. Школа Вайбхашика также придерживалась убеждения о реальности дхармо-частиц.

Кроме того, до наших дней дошла информация о такой школе, относящейся к Хинаяне, как Саутрантика, данное название переводится как «приверженец сутр».

Школа буддизма Махаяна

Возникновение Махаяны было созвучно с новым этапом развития буддизма. 

В рамках данного направления буддийской философии были основаны такие школы, как Мадхъямика, Йогачара. В рамках Мадхъямики было разработано учение о пустоте. В рамках данных школ также открывались школы – Сакаравада, Ниракаравада, Мадхьямака-рангтонг, Мадхьямака-жентонг, Детонг, Саньлунь–цзун.

Школа буддизма Ваджраяна

Практика Ваджраяны основана на тантре, которая является методом, в ходе осуществления которого, философия буддийского учения вплетается в повседневную жизнь человека.

Следует отметить, что данная школа начала формироваться позднее двух описанных в Индии.

Ваджраяна имеет три ступени практики: •тантра, •тайная мантра, •результат. Приверженцы данной школы имеют убеждение, что при надлежащем старании, любой человек сможет достичь состояния Будды, высшей степени просветления.

Еще одной особенностью данной школы является то, что одно из важнейших мест в ходе выполнения духовных практик занимает учитель. Это объясняется тем, что именно с помощью уважаемого наставника возможно постичь всю глубину буддийского учения.

Многие буддийские школы не дошли до нашего времени или дошли в видоизмененном виде, однако, суть всех действующих на сегодняшний день направлений сводится к одной светлой цели, которую проповедовал сам основатель буддизма – Будда.

Источник: https://www.ripa-center.ru/buddhist_teachings/buddhism/shkoly-buddizma.html

Основные школы Буддизма

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования

«Могилевский государственный 
университет им А.А.Кулешова»

  • Кафедра философии
  • Реферат на тему:
  • «Основные школы буддизма»
  • Выполнила:
  • Студентка исторического 
    факультета
  • 4 курса, группы «А»

Черняева Ю.С.

Проверил:

Данилевич С.А.

Могилев, 2013 г.

Содержание

Введение…………………………………………………………………………..3

Глава I. Буддистские школы Хинаяна и Махаяна……………………………..4

Глава II. Школа Ваджраяна……………………………………………………14

Заключение……………………………………………………………………..18

Список использованной литературы………………………………………….19

Введение

Буддизм практически никогда не был единой религией, и само буддийское предание утверждает, что почти после 
самой паринирваны Будды он начал делиться на различные течения и направления.

В течение последующих трехсот-четырехсот лет в буддизме появилось около двух десятков школ (обычно говорят о восемнадцати школах), представлявших две большие группы  — стхавиравадинов (пали: тхеравадинов) и махасангхиков; эти две группы на рубеже нашей эры дают начало основным направлениям буддизма, существующим и поныне: Хинаяне (Тхераваде) и Махаяне. Поэтому ранний период истории буддизма в Индии часто называют «сектантским периодом».

Глава I. Буддистские школы Хинаяна и Махаяна

Вначале необходимо сказать несколько 
слов о самих этих названиях. Слово «Хинаяна» означает «Малая Колесница» (в смысле «малый», или «низший», «ущербный», путь), тогда как значение слова «Махаяна» – «Великая Колесница» (в смысле «Великий Путь»).

Уже из этих названий можно догадаться, что слово «Хинаяна» не является самоназванием: вряд ли кому-нибудь когда-нибудь могла прийти в голову столь самоуничижительная мысль, как назвать свою веру «малым», или «низшим», путем. И действительно, эта «Хинаяна» есть не что иное, как та Тхеравада, о которой мы говорили чуть раньше.

И поименовали ее «Хинаяной» с вполне понятными целями не кто иной, как махаянисты, считавшие себя следующими Великим Путем совершеннейшего учения Будды. Впрочем, тхеравадины, в долгу не остались и стали третировать Махаяну как позднее искажение хранимого ими в нерушимости учения Благословенного.

Но в любом случае слово «Хинаяна» имеет уничижительный смысл, и никогда не следует при встрече с приверженцем данного учения называть его «хинаянистом». По этой же причине многие современные буддологи отказываются употреблять в научном тексте слово «Хинаяна» и говорят только о Тхераваде.

Однако в отечественной буддологии существует давно закрепившаяся традиция пользоваться этим словом, поэтому не будем изменять привычному словоупотреблению и мы, имея в виду, однако, все сказанное выше [4].

Когда же оформились Хинаяна и Махаяна? Достаточно интересен тот факт, что Хинаяну и Махаяну разделяет во времени не такой уж большой период, что не позволяет ставить знак равенства между Хинаяной и ранним буддизмом, а также считать Махаяну исключительно поздним явлением в буддизме и солидаризироваться, таким образом, с ортодоксальной тхеравадинской позицией.

Временем оформления Хинаяны можно 
с полным основанием считать 80 г. до н. э., когда на Ланке впервые происходит письменная фиксация тхеравадинского Канона – палийской Типитаки.

Но приблизительно в этот же период начинают появляться и первые махаянские сутры: самый ранний махаянский канонический текст – Аштасахасрика Праджня-парамита сутра («Сутра о Запредельной Премудрости в восемь тысяч стихов») – относится именно к I в. до н. э.

А если учесть, что Махаяна прошла еще период зарождения и первоначального становления в рамках учений махасангхиков, которые, видимо, можно считать «протомахаяной», то это направление буддизма можно «удревнить» еще больше.

Если обратиться к истории буддологии, то можно отметить, что в XIX веке (и приблизительно до 30-х годов XX века) в науке (особенно в англо-германской школе буддологии) господствовало представление о тождестве Хинаяны/ Тхеравады и раннего буддизма и о более позднем и несколько «искаженном» характере Махаяны.

Эта точка зрения начинает интенсивно пересматриваться с 20-30-х годов XX века (не без влияния работ представителей отечественной петербургской (ленинградской школы) и окончательно отбрасывается мировой наукой в 50-е годы. Во-первых, наступает ясное осознание того факта, что между Тхеравадой, оформившейся в I в. до н. э.

, и учением Будды и первых буддистов (V – IV вв. до н. э.) лежит целая пропасть. Во-вторых, были выяснены корни Махаяны в учениях махасагхиков, которые появились достаточно рано, задолго до оформления палийской Типитаки. И, наконец, в-третьих, датировки ранних махаянских текстов показали их хронологическую близость ко времени оформления Тхеравады.

Во всяком случае, вряд ли кто-нибудь из серьезных академических ученых ныне возьмется утверждать тождество тхеравадинской доктрины и учения самого Будды. Скорее, можно говорить о том, что учение Будды и его учеников и первых преемников в качестве наставников сангхи является неким «X», которое послужило основой как для «Y» Тхеравады, так и для «Z» Махаяны.

Или, другими словами, в раннем буддизме содержались основания для его развития как в хинаянском, так и махаянском направлении [1].

В чем же заключаются принципиальные отличия между Хинаяной и Махаяной? Рассмотрим этот вопрос на основе двух базовых аспектов обоих традиций: 1) их представлений об идеальной 
личности и цели буддийского пути и 2) их учений о природе Будды.

Идеальной личностью Хинаяны является архат. Это слово означает «достойный» (тибетская этимология этого слова 
как «уничтожитель врагов», то есть аффектов – клеш, является ошибочной и может считаться народной этимологией).

Архат – это святой монах (бхикшу; пали: бхиккху), достигший собственными усилиями цели Благородного Восьмеричного Пути – нирваны – и навсегда покинувший мир.

На пути к нирване монах проходит ряд ступеней: 1) ступень «вступившего в поток» (сротапанна), то есть вставший на путь бесповоротно; «вступивший в поток» уже не может деградировать и сойти с пути; 2) ступень «единожды возвращающегося» (сакридагамин), то есть человека, сознание которого еще в одном рождении должно вернуться на уровень мира желаний (камадхату) и 3) ступень «более не возвращающегося» (анагамин), то есть святого, чье сознание отныне будет всегда пребывать в состоянии медитативного сосредоточения на уровне миров форм (рупадхату) и не-форм (арупадхату). Практика анагамина завершается обретением плода архатства и вступления в нирвану «без остатка» (анупадхишеша нирвана).

По учению Хинаяны, Будда до своего пробуждения был обычным человеком, только наделенным великими добродетелями 
и святостью, обретенной благодаря 
совершенствованию в течение 
многих сотен жизней.

После пробуждения (бодхи), которое с точки зрения Хинаяны было не чем иным, как обретением плода архатства, Сиддхартха Гаутама перестал быть человеком в собственном смысле этого слова, став Буддой, то есть просветленным и освобожденным от сансары «существом» (это слово здесь по необходимости приходится брать в кавычки, так как буддисты называют «существами» только «обитателей» троемирия сансары, а не Будд), но никак не богом или какой-либо иной сверхъестественной сущностью. Если мы, будучи монахами (Хинаяна подчеркивает, что только монах, соблюдающий все обеты Винаи, может стать архатом и обрести нирвану), станем во всем следовать примеру Будды и его учению, то мы достигнем того же самого, чего достиг и он. Сам Будда ушел в нирвану, его в мире нет, и для него мира нет, а поэтому бессмысленно ему молиться или просить его о помощи. Всякое поклонение Будде и поднесение даров его изображениям нужны не Будде, а людям, воздающим, таким образом, долг памяти великому Освободителю (или Победителю – Джина, один из эпитетов Будды) и упражняющихся в добродетели даяния.

Читайте также:  Как правильно молиться богу, чтобы молитва была услышана

Понятно, что Хинаяна является сугубо монашеской формой буддизма [1]. Строго говоря, в рамках этой традиции только монахи и могут считаться буддистами в собственном смысле этого слова.

Только монахи могут реализовать цель буддизма – обретение покоя нирваны, только монахам открыты все наставления Благословенного, и только монахи могут практиковать предписанные Буддой методы психопрактики.

На долю мирян остается только улучшение своей кармы через совершение добрых дел и накопление заслуг, обретенных благодаря поддержке и содержанию сангхи.

И благодаря этим заслугам и миряне в одной из последующих жизней смогут стать достойными принятия монашеских обетов, после чего и они вступят на Благородный Восьмеричный Путь. Поэтому тхеравадины никогда не стремились к особенно активной миссионерской деятельности или к вовлечению мирян в жизнь сангхи и различные формы религиозной деятельности.

В силу всех этих обстоятельств Хинаяна 
получила распространение только в 
странах, чья культура, даже независимо от буддизма, формировалась под сильнейшим влиянием индийской культуры, то есть в странах Южной и Юго-Восточной 
Азии (за исключением Вьетнама, исторические судьбы которого были тесно переплетены с судьбами Китая, в результате чего во Вьетнаме сформировалась буддийская традиция на основе форм китайско-дальневосточной Махаяны). Правда, хинаянский буддизм одно время (с первых веков до нашей эры и до мусульманских завоеваний VII – VIII веков н. э.) был довольно широко распространен на территории Центральной Азии (современные Узбекистан, Таджикистан, северо-западные территории современной КНР), где он успешно конкурировал с автохтонной религией населявших эти земли ираноязычных народов – зороастризмом (маздеизмом). Но это объясняется прежде всего тем, что значительная часть этих территорий входила на рубеже нашей эры в состав Кушанской империи, объединявшей под своей властью северную Индию и часть Центральной Азии; при этом следует отметить, что кушанские монархи были прежде всего покровителями Махаяны [1].

Что касается Махаяны, то ее подход к 
обозначенным выше доктринальным вопросам был совершенно иным.

Во-первых, идеальной личностью 
для последователей Великой Колесницы 
был не обретший нирвану архат, а 
стремящийся к достижению состояния 
Будды на благо всех живых существ 
бодхисаттва. Во-вторых, уже не нирвана, а пробуждение (просветление – бодхи) становится целью буддийского пути в рамках этого направления.

В-третьих, для махаянистов Будда – отнюдь не просто человек.

Будда отныне есть метафизическая реальность, истинная природа всех дхарм, лишь явленная людям в виде человека – Учителя, Будды Шакьямуни, как она была явлена и ранее в образах других Будд и как она будет многократно явлена и позднее – в грядущих Буддах нашей и иных кальп.

Уже самые ранние махаянские тексты (сутры, посвященные Запредельному Совершенству Премудрости – праджня-парамите) провозглашают точку зрения, согласно которой нирвана, к которой стремятся хинаянисты, не есть истинная и высшая нирвана.

Да, говорят махаянисты, последователи Малой Колесницы выходят из сансары, освобождаются от мучительной круговерти рождений – смертей, но высшая истина остается недоступной для них, ибо, освободившись от аффективных препятствий (клеша аварана), они все еще остаются во власти препятствий, связанных с неправильным знанием, так сказать, препятствий гносеологического характера (джнея аварана), которые могут быть преодолены только на пути Махаяны, ведущим к совершенному и всецелому пробуждению (аннутара самьяк самбодхи), то есть к достижению состояния Будды, который был не просто первым архатом, а великим окончательно и всецело пробужденным существом (самьяк самбуддха). И это состояние пробуждения много выше нирваны хинаянского архата. Более того, махаянские тексты отнюдь не склонны называть хинаянских святых архатами; их обычное обозначение в этих произведениях – шраваки и пратьека-будды.

Шраваки («слушающие голос») – это ученики Будды, не постигшие всех глубин учение Татхагаты и привязавшиеся к идее нирваны как индивидуального освобождения, а также их ученики и последователи. Короче говоря, это синоним хинаянского монаха. Достигают шраваки нирваны через постижение сути Четырех Благородных Истин.

Пратьека-будды – категория достаточно загадочная, и до сих пор не совсем понятно, какие исторически существовавшие социальные группы или типы личности могут быть к ней отнесены. Само это выражение означает «уединенный» или «отъединенный» Будда, «Будда для себя».

Предполагалось, что пратьека-будды обретают нирвану самостоятельно, собственными усилиями, вне связи с сангхой и без опоры на учение Будды. Достигнув цели, они не проповедуют Дхарму людям, оставаясь в уединении и полном отрешении от мира.

По существу, Мара, искушая Будду призывом оставаться под Древом Бодхи и не ходить на проповедь, стремился превратить Шакьямуни в пратьека-будду, что ему, как мы знаем, не удалось. Считается, что пробуждение пратьека-будд заключается в постижении ими принципа причинно-зависимого происхождения (пратитья самутпада).

Вообще же идея бодхи, истинного пробуждения Будды, настолько важна для Махаяны, что ее часто называют Бодхисаттваяной, то есть Колесницей Бодхисаттв, Существ (саттва), стремящихся к Пробуждению (бодхи). Так кто же такие бодхисаттвы?

В раннем буддизме, как мы помним, бодхисаттвой назывался будущий Будда до того, как он обрел пробуждение, то есть, собственно, стал Буддой.

В Махаяне бодхисаттва – это любой человек, монах или мирянин, наделенный бодхичиттой (читта – сознание, психика; в данном случае – установка на нечто или намерение достичь чего-то), то есть намерением обрести бодхи, пробудиться, стать Буддой.

Таким образом, в ранней Махаяне меняется, по сравнению с Хинаяной, цель буддийской практики. Позднее меняется и ее мотивация.

Интересно, что это раннее махаянское значение слова «бодхисаттва» сохраняется в словоупотреблении современных китайских буддистов: в некоторых случаях бодхисаттвой (кит. путисадо или обычно в сокращенной форме – пуса) может быть назван любой верующий: ведь предполагается, что, будучи махаянистом, он стремится именно к достижению состояния Будды, к пробуждению.

Несколько позднее в текстах, посвященных 
идеалу бодхисаттвы, начинает все громче и громче звучать новый обертон, постепенно становящийся основным и важнейшим. Это новый мотив стремления к пробуждению, формулирующийся обычно так: «Да стану я Буддой на благо всех живых существ».

Эта фраза теперь считается стандартной формулой, выражающей суть бодхичитты – стремления к обретению состояния Будды.

Бодхичитта  – это умение видеть все живые существа в качестве своих «матерей» (ведь если все мы находимся в круговороте сансары с безначальных времен, то мы уже побывали со всеми существами во всех возможных отношениях, в том числе каждое из них уже успело побывать и в роли нашей матери).

А поскольку хороший сын или дочь не могут равнодушно видеть, как их мать мучается в сансаре, и не могут стремиться к нирване, оставив мать страдать в коловращении циклического существования, их святой долг отказаться от собственного спасения до тех пор, пока им не удастся спасти свою мать. Именно так описывается бодхичитта в сочинениях классической, или зрелой, Махаяны и в проповедях ее современных представителей.

Источник: https://www.stud24.ru/religion-mythology/osnovnye-shkoly-buddizma/507870-2085831-page1.html

Школы буддизма – Schools of Buddhism

На карте показаны три основных буддийских подразделений

Процент буддистов по стране, по данным исследовательского центра Pew .

Школы буддизма являются различными институциональными и доктринальными подразделениями буддизма , которые существовали с древних времен до наших дней . Классификация и характер различных доктринальных , философских или культурных аспектов школ буддизма является расплывчатым и толкуется по – разному, часто из – за огромного числа (возможно тысячи) различных сект, подсект, движений и т.д. , которые имеют сочинял, в настоящее время составляют весь буддийских традиций. Сектант и концептуальные подразделения буддийской мысли являются частью современных рамок буддологии , а также сравнительной религии в Азии .

От в основном на английском языке точки зрения, и в какой – то степени в большинстве западных академических , буддизм разделены на две группы , в ее основе: Тхеравада , буквально «Учение старцев» или «древнего учения» и Махаяны , буквально «Великая Колесница» . Наиболее распространенная классификация среди ученых тройная, с Махаяной сам раскола между традиционным учением Махаяны, и Ваджраяны учениями , которые подчеркивают эзотерику.

классификации

Macmillan Энциклопедия религии выделяет три вида классификации буддизма, разделенный на «движения», «Nikāyas» и «доктринальный школ»:

  • Школы:
  • Nikāyas или монашеские братства, три из которых выживают на сегодняшний день:
  • доктринальные школы

терминология

Терминология для основных подразделений буддизма может привести к путанице, так как буддизм по-разному делится учеными и практиками в соответствии с географическими, историческими и философскими критериями, с различными условиями, часто используется в различных контекстах. Следующие термины могут встречаться в описании основных буддийских подразделений:

«Консервативный буддизм»
альтернативное название для ранних буддийских школ.
« Ранние буддийские школы »
школы, в которую буддизм разделился в первые несколько веков; только один из этих выживает как самостоятельной школы тхеравады
« Азиатский буддизм Восток »
термин, используемый учеными, чтобы покрыть буддийские традиции Японии, Кореи, и большинство из Китая и Юго-Восточной Азии
«Восточный буддизм»
альтернативное название, используемое некоторыми учеными для азиатского буддизма Восточной Азии; также иногда используется для обозначения всех традиционных форм буддизма, в отличии от западной (роскопии) формы.
” Ekayāna (один яна)
Махаяны тексты, такие как Лотосовая Сутра и Аватамсак Сутра стремились объединить все различные учения в один большой путь. Эти тексты служат источником вдохновения для использования термина Ekayāna в смысле «одного транспортного средства». Это «один автомобиль» стал одним из ключевых аспектов доктрины и практики TianTai и Тэндайте буддийские секты, которые впоследствии повлияли чан и Дзна доктрину и практику. В Японии, обучение один-автомобиль Сутры Лотоса также вдохновил формирование секты Нитирэн.
«Эзотерический буддизм»
обычно считается синонимом «Ваджраяны». Некоторые ученые применили этот термин к определенной практике, найденной в Тхеравадах, в частности, в Камбодже.
«Хинаяна»
буквально означает «меньшее транспортное средство.» Считается , спорный термин, применяемый Махаяны ошибочно относятся к школе Тхеравады, и как таковой широко рассматривается как снисходительный и уничижительное. Кроме того, Хинаяно относится к ныне являющимся дошедшим до школ с ограниченным набором взглядов, методы и результатов, предшествующих развитию традиций Махаяны. Термин в настоящее время наиболее часто используется как способ описания стадии на пути в тибетском буддизме, но часто ошибочно путает с современной традицией Тхеравада, которая является гораздо более сложным, разнообразным и глубоким, чем буквальное и ограничивающим определение приписываемого Хинаяна. Его использование в научных публикациях в настоящее время также считается спорным.

Читайте также:  Молебен архангелу михаилу

“Ламаизм”
старый термин, до сих пор иногда используется, синоним тибетского буддизма; широко считается унизительным.
« Махаяна »
движение , которое возникло из ранних буддийских школ , вместе с его более поздними потомками, Восточная Азией и тибетским буддизмом. Ваджраяна традиция иногда перечислены отдельно. Основное применение этого термина в Восточной Азии и тибетских традиций в отношении духовных уровней, независимо от школы.
«Mainstream буддизм»
термин, используемый некоторыми учеными для ранних буддийских школ.
«Мантраяна»
обычно считается синонимом «Ваджраяны». Тэндайте школу в Японии была описана как под влиянием мантраяна.
« Невары буддизм »
не-монашеский, кастовая основой буддизм с отцовским происхождением и санскритскими текстами.
« Никая буддизм » или «школа»
альтернативный термин для ранних буддийских школ.
“Non-Махаяна”
альтернативный термин для ранних буддийских школ.
«Северный буддизм»
альтернативный термин, используемый некоторыми учеными для тибетского буддизма. Кроме того, старый термин еще иногда используется, чтобы охватить как восточно-азиатские и тибетские традиции. Он даже был использован для обозначения азиатского буддизма Восточной одиночку, без тибетского буддизма.
«Секретная Мантра»
альтернативный рендеринг Мантраян, более буквальный перевод термина, используемого в школах тибетского буддизма, обращаясь к себе.
«Сектант буддизм»
альтернативное название для ранних буддийских школ.
«Азиатский буддизм Юго»
альтернативное название, используемое некоторыми учеными для Тхеравады.
«Южный буддизм»
альтернативное название, используемое некоторыми учеными для Тхеравады.
“Śravakayāna”
альтернативный термин иногда используется для ранних буддийских школ.
«Тантраяны» или «тантрический буддизм»
обычно считается синонимом «Ваджраяны». Тем не менее, один ученый описывает тантры отделы некоторых изданий тибетских писаний , как в том числе Śravakayāna, Махаяны и тексты Ваджраяны (см буддийских текстов ). Некоторые ученые, в частности , Франсуа Bizot, использовал термин « Тантрические Тхеравады » для обозначения определенных видов практики , найденной в частности , в Камбодже.
« Тхеравад »
буддизм из Шри – Ланки , Бангладеш , Бирма , Таиланд , Лаос , Камбоджа и части Вьетнама , Китая , Индии и Малайзии . Это единственный сохранившийся представитель исторических ранних буддийских школ . Термин «Тхеравад» также иногда используется для обозначения всех ранних буддийских школ.
« Тибетский буддизм »
обычно понимается как включающее в себя буддизм Тибета, Монголии, Бутане и части Китая, Индии и России, которые следуют традиции тибетской.
« Ваджраяна »
движение , которое развилось из индийской Махаяны, вместе с его более поздними потомками. Существует некоторое разногласие на какие именно традиции попадают в эту категорию. Тибетский буддизм общепризнан как попадающие по данной статье; многие также включают в себя японскую Сингон школу. Некоторые ученые также применяют термин к корейской milgyo традиции, которая не является отдельной школой. Один ученый говорит: «Несмотря на усилия поколений буддийских мыслителей, остается чрезвычайно трудно точно определить , что это такое , что устанавливает Ваджраяну друг от друга.»

Ранние школы

Изображение Будды Гаутамы с свастикой , традиционным буддийским символом бесконечности, на его груди. Ананда , ученик Будды, появляется в фоновом режиме. Эта статуя из Hsi Lai Temple .

Двадцать сект

Sthaviravāda разделен на 11 сект:

Sthaviravāda─┬─ Haimavata──────────────────────────────────────────── └─ Sarvāstivādin─┬─────────────────────────────────── ├ Vatsīputrīya ─┬──────────────────── │ ├ Dharmottara─────── │ ├ Bhadrayānīya───── │ ├ Sammitiya──────── │ └ Channagirika───── ├ Mahīśāsaka─┬───────────────────── │ └ Dharmaguptaka────── ├ Kāśyapīya──────────────────────── └ Sautrāntika──────────────────────

Махасангхик разделить на 9 сект:

Mahasanghika─┬──────────────────────┬───── ├ Ekavyahārika ├ Caitika ├ Lokottaravādin ├ Aparaśaila ├ Kaukkutika └ Uttaraśaila ├ Bahuśrutīya └ Prajñaptivāda

Факторы, влияющие на восточно-азиатских школах

Следующие поздние школы использовали Винают в дхармагуптаке :

Следующее включают философское влияние:

Тхеравада subschools

Различные школы Тхеравады часто подчеркивают различные аспекты (или части) на Pāli канона и более поздние комментарии, или отличаются акцентом на и рекомендуемый способ практики. Есть также существенные различия в строгости или интерпретации Винаи .

Махаяны школы

Эзотерические школы

Subcategorised в соответствии с предшественниками

Новые буддистские движения

Смотрите также

  • Буддизм портал
  • Религия портал
  • Bhikkhu Sujato (2007). Секты и сектантство: истоки буддийских школ , Тайбэй, Тайвань: Будда Образовательный фонд; пересмотренная edidion: Santipada 2012
  • Датта, Н. (1998). Буддийские Секты в Индии. Нью-Дели: Motilal Banarsidass.
  • Coleman, Graham, изд. (1993). Справочник по тибетской культуре . Бостон: Шамбала Publications, Inc .. ISBN  1-57062-002-4 .
  • Надзиратель, AK (1970). Индийский буддизм . Дели: Motilal Banarsidass.

Источник: https://ru.qwe.wiki/wiki/Schools_of_Buddhism

§ 13. Основные направления Буддизма

Наиболее благоприятным в истории Буддизма считается время правления императора Ашоки (268–232 гг. до н. э.), когда эта религия стала государственной. Самое широкое распространение получила школа тхеравады – «учения старейших». Убедив императора Ашоки в правильности своего течения, они добились изгнания из сангху последователей другой школы – махаяны («большая колесница»).

Тхеравада (хинаяна – «малая колесница») – самая первая школа в буддизме, она была основана сразу после смерти Будды его учениками. Согласно этому учению, Сиддхартха Гаутама родился человеком и умер как Будда (просветленный). Он совершенствовал свою карму (дух) благими деяниями путем перерождения 550 раз, обрел положительные способности и достиг наилучшего просветления.

Последователи тхеравады стараются сохранить в точности каждое слово, движение, эпизоды жизни своего Учителя – Будды. После смерти Учителя последователи организовали 6 собраний (собор) для уточнения высказываний Будды и усовершенствования монахов. Наиболее важным для школы тхеравады был третий собор (244 г. до н. э.

), на котором император Ашоки признал истинным учение тхеравады и объявил себя покровителем Буддизма. Школа тхеравады – замкнутая община – сангху, живущая на подаяния, но независимая в учении и духовной практике. Во всем они буквально следуют образу Учителя.

Только тот, кто полностью отказался от мирской жизни, достигнет нирваны (блаженства и просветления) – главный тезис тхеравады. Но отказаться от всего можно только в монашеской общине – сангху. Простые миряне не могут достичь просветления и нирваны.

Даже те, кто почитает «три драгоценности», должны заново родиться и вступить в монахи, чтобы заслужить нирваны и просветления.

Буддизм тхеравады распространен на Шри-Ланке (Цейлон), в Бирме, Таиланде, Лаосе, Камбодже, Бангладеше, Вьетнаме, Малайзии, Непале и частично в Индии.

Другая школа Буддизма называется махаяна («большая колесница»).

Она настаивает на необходимости предельного упрощения обрядов и духовной практики, чтобы простые люди могли достичь просветления, как и монахи тхеравады.

Это учение возникло в I тысячелетии нашей эры в Индии и распространилось на северные страны – Китай, Тибет, Непал, Корею, Японию, Монголию. Вследствие этого махаяну иногда называют еще и «северным Буддизмом».

Основные положения махаяны изложены в трех трактатах: «Сутра Лотоса Благого Закона», «Сутра Видения Чистой Земли» и «Сутра Совершенной мудрости».

Наиболее известным и выдающимся учителем махаяны считают Нагарджуна (III в.). Учение с годами все больше и больше усложнялось, культы и обряды разрослись и переплелись с местными традициями народностей. Это привело к созданию многоступенчатого, большого количества божеств, в который входят Будды, Бодхисаттвы, духи и божества местных религий.

Бодхисаттва – стремящиеся к просветлению. Школа махаяны четко сформулировала иную цель монашеской жизни, которую может достичь любой желающий, – это обретение состояния Будды. Но это состояние можно достичь только при обретении качеств Бодхисаттвы.

Бодхисаттва – это подвижники, которые стремятся к спасению всех живых, но сознательно отказались сделать последний шаг ради освобождения, просветления других людей. Они снова и снова перерождаются и помогают на священном пути.

Если в тхераваде (хинаяне) бодхисаттвой был только Будда, то, согласно махаяне, путь Бодхисаттв доступен всем, кто пройдет путь духовного самосовершенствования.

Это путь людей, готовых к подвижничеству на монашеском пути, и простых мирян, желающих достижения нирваны, не изменяя своего образа жизни.

Бодхисаттвой может стать любой человек, если он поставил цель – выявить в себе Будду. Для этого необходимо долго и упорно трудиться, пройти все ступени подготовки, изучая буддийские догматы, развивать в себе способность к созерцанию, уметь контролировать собственное сознание, совершить множество добрых деяний в пользу других.

Приверженцы махаяны также считают, что уход Будды в нирвану после смерти был не настоящим уходом из всех форм существования, а всего лишь видимостью, чтобы вдохновлять других. Кроме того, в махаяне считают, что Сиддхартха Гаутама – не единственный Будда и общее количество мудрецов, достигших просветления и достойных называться Буддой, доходит до 1000 человек.

Махаяна также сформировала идею о божественной сущности Будды, способной принимать разнообразные земные формы ради спасения людей. В итоге появилась важнейшая для Буддизма махаяна концепция о трех телах Будды (трикая).

Согласно этому учению, Будда имеет видимое физическое тело (например, Сиддхартха Гаутама), в котором он является в мир для его спасения, «тело блаженства» – небесное тело, в котором он проповедует Закон божествам и Бодхисаттвам, и «Тело закона» – это подлинный Будда.

В махаяне нирвана представляется не просто как прекращение земной жизни и уход в сверхбытие блаженства, а как особое состояние духа и сознания, которое дает освобождение от страданий уже в этом мире.

Другим важнейшим нововведением махаяны стало учение об аде и рае. Как и в древнеиндийской религии, в махаяне все умершие предстают на суд Ямы, который и решает, какого перерождения они заслуживают. Те, кто вел добродетельную жизнь, следовал учению Будды, перерождаются в мире людей или божеств.

Например, добродетельный человек после смерти может переродиться (перевоплотиться) во внуках (внучках) или любого другого человека. А те, кто совершал дурные поступки и не следовал учению Будды, перерождается в мире животных (например, в обезьяну), голодных духов или остается в аду, но временно.

Если дурной человек путем перерождений и страданий очистится, его прощают, и он перерождается в мире людей. Божество Яма является владыкой ада.

Согласно учению махаяны рай – это счастливая «Чистая Земля», которую создал Будда Амитабха («Будда беспредельного света»). В рае прекрасный климат, дворцы из золота, серебра и драгоценных камней. Там обитают небожители, Бодхисаттва и добродетельные люди, заслужившие рай.

Другое нововведение махаяны – это учение о грядущем Будде – мантрейе. Он явится в мир, переродившись в человека, и принесет новое учение о спасении. Время его появления наступит тогда, когда продолжительность жизни людей достигнет 84 тысяч лет и миром будет править справедливый правитель – буддист.

Следующая глава

Источник: https://religion.wikireading.ru/81863

Буддизм: кратко о религии. Доступно и понятно

Статья о буддизме — философском учении, которое часто принимают за религию. Вероятно, это не случайно. Прочитав небольшую статью о буддизме, вы сами решите, насколько буддизм можно отнести к религиозному учению, или, скорее, он является философской концепцией.

Буддизм: кратко о религии

Прежде всего, давайте с самого начала обозначим, что, хотя для большинства людей буддизм — это религия, в том числе и для его последователей, однако, на самом деле буддизм никогда не был религией и быть ей не должен.

Почему? Потому что один из первых просветлённых, Будда Шакьямуни, несмотря на то, что сам Брахма вменил ему в обязанности передавать учение другим (о чём буддисты предпочитают умалчивать по очевидным причинам), никогда не хотел делать из факта своего просветления культ и тем более культ поклонения, который всё-таки впоследствии привёл к тому, что буддизм всё больше и больше стали понимать как одну из религий, и тем не менее буддизм таковой не является.

Буддизм — это в первую очередь философское учение, цель которого — направить человека на поиск истины, выхода из сансары, осознание и видение вещей такими, какими они являются (один из ключевых аспектов буддизма). Также в буддизме нет понятия бога, т. е. это атеизм, но в смысле «не-теизма», поэтому если и относить буддизм к религиям, то это нетеистическая религия, также как и джайнизм.

Ещё одно понятие, которое свидетельствует в пользу буддизма как философской школы, — это отсутствие каких-либо попыток «связать» человека и Абсолют, в то время как само понятие ре-лигии ('связывание') и есть попытка «связать» человека с Богом.

В качестве контраргументов защитники концепции буддизма как религии представляют то, что в современных обществах исповедующие буддизм люди поклоняются Будде и делают подношения, а также читают молитвы и т. д.

Читайте также:  Сильная молитва о поиске работы спиридону тримифунтскому, о помощи в работе

На это можно сказать, что тенденции, которым следует большинство, никоим образом не отражают сути буддизма, но лишь показывают, насколько современный буддизм и его понимание отклонились от изначальной концепции буддизма.

Таким образом, уяснив для себя, что буддизм не является религией, мы можем наконец приступить к описанию главных идей и концепций, на которых базируется эта школа философской мысли.

Коротко о буддизме

Если говорить о буддизме кратко и понятно, то его можно было бы охарактеризовать двумя словами — «оглушительная тишина», — потому что понятие шуньяты, или пустоты, является основополагающим для всех школ и ответвлений буддизма.

Нам известно то, что, во-первых, за всё время существования буддизма как философской школы сформировалось множество его ветвей, самыми крупными из которых считаются буддизм «большой колесницы» (Махаяна) и «малой колесницы» (Хинаяна), а также буддизм «алмазного пути» (Ваджраяна). Также большое значение приобрёл дзен-буддизм и учение адвайты. Тибетский буддизм гораздо больше отличается от основных ветвей, чем другие школы, и некоторые считают именно его единственно верным путём.

Однако в наше время довольно сложно сказать, какая из множества школ действительно наиболее приближена к изначальному учению Будды о дхарме, потому что, к примеру, в современной Корее появились ещё более новые подходы к трактовке буддизма, и, разумеется, каждый из них претендует на право истинности.

Школы Махаяны и Хинаяны опираются главным образом на Палийский канон, а в Махаяне к ним добавляют ещё и Махаянские сутры.

Но мы должны всегда помнить о том, что сам Будда Шакьямуни ничего не записывал и передавал свои знания исключительно устным путём, а иногда и просто через «благородное молчание».

Лишь гораздо позже ученики Будды стали записывать эти знания, таким образом они дошли до нас в виде канона на языке пали и махаянских сутр.

Во-вторых, из-за патологической тяги человека к поклонению были возведены храмы, школы, центры по изучению буддизма и т. д., что естественным образом лишает буддизм его первозданной чистоты, и с каждым разом нововведения и новообразования снова и снова отдаляют нас от основополагающих концепций.

Людям, очевидно, гораздо больше по душе концепция не отсечения ненужного с целью видения «того, что есть», а, наоборот, наделения того, что уже есть, новыми качествами, приукрашиванием, что лишь уводит от изначальной истинности к новым трактовкам, неоправданным увлечениям ритуальностью и, как следствие, к забвению истоков под грузом внешнего декора.

Эта участь не только одного буддизма, а, скорее, общая тенденция, которая свойственна людям: вместо того, чтобы понять простоту, мы отягощаем её всё новыми и новыми умозаключениями, в то время как нужно было делать обратное и избавляться от них.

Об этом и говорил Будда, об этом и его учение, и конечная цель буддизма как раз в том и состоит, чтобы человек осознал себя, своё Я, пустоту и недуальность сущего, чтобы в конце концов понять, что даже «Я» в действительности не существует, а оно есть не что иное, как конструкция разума.

В этом и состоит суть понятия шуньяты (пустоты). Для того чтобы человеку было проще осознать «оглушительную простоту» буддистского учения, Будда Шакьямуни учил о том, как правильно выполнять медитацию.

Обычный ум получает доступ к знаниям через процесс логического дискурса, точнее, он рассуждает и делает выводы, таким образом приходя к новым знаниям. Но насколько они новы, можно понять из самих предпосылок их появления.

Такое знание никогда не может быть действительно новым, если человек пришёл к нему логическим путём из пункта А в пункт Б. Видно, что он использовал отправные и проходящие точки для того, чтобы прийти к «новому» выводу.

Обычное мышление не видит в этом препятствий, в целом, это общепринятый метод получения знаний. Однако не единственный, не самый верный и далеко не самый эффективный. Откровения, посредством которых были получены знания Вед, — это другой и принципиально отличный способ доступа к знаниям, когда сами знания открывают себя человеку.

Особенности буддизма кратко: медитация и 4 вида пустоты

Мы провели параллель между двумя противоположными способами доступа к знаниям не случайно, т. к. медитация — это и есть тот метод, который позволяет со временем получать знания непосредственным образом в виде откровений, прямого видения и знания, что принципиально не возможно сделать, пользуясь так называемыми научными методами.

Конечно, Будда не дал бы медитацию для того, чтобы человек научился расслабляться.

Расслабление — это одно из условий для входа в состояние медитации, поэтому говорить о том, что сама медитация содействует расслаблению, было бы ошибочно, но именно так часто представляют медитационный процесс людям несведущим, новичкам, отчего складывается неверное первое впечатление, с которым люди и продолжают жить.

Медитация — это тот ключ, который раскрывает перед человеком величие пустоты, той самой шуньяты, о которой мы говорили выше. Медитация — это центральная составляющая учения буддизма, потому что только через неё мы можем познать пустоту. Опять же, речь идёт о философских концепциях, а не о физико-пространственных характеристиках.

Медитация в широком смысле слова, в том числе медитация-размышление, также приносит свои плоды, потому что человек уже в процессе медитационного размышления понимает, что жизнь и всё сущее обусловлено, — это и есть первая пустота, санскрита шуньята — пустота обусловленного, что означает, что в обусловленном отсутствуют качества необусловленного: счастье, постоянство (вне зависимости от продолжительности) и истинность.

Вторая пустота, асанскрита шуньята, или пустота необусловленного, также может стать понятной благодаря медитации-размышлению. Пустота необусловленного свободна от всего обусловленного. Благодаря асанскрите шуньяте, нам становится доступно видение — видение вещей такими, какие они есть на самом деле.

Они перестают быть вещами, и мы наблюдаем лишь их дхармы (в этом значении дхарма понимается как некий поток, не в общепринятом смысле слова «дхарма»). Однако и здесь путь не заканчивается, потому что Махаяна считает, что и сами дхармы есть некая вещественность, поэтому и в них нужно найти пустоту.

Отсюда мы приходим к третьему виду пустоты — Махашуньяте. В ней, а также в следующем виде пустоты шуньяте шуньяты, кроется отличие буддизма традиции Махаяны от Хинаяны.

В двух предыдущих видах пустоты мы всё ещё признаем двойственность всего сущего, дуальность (это то, на чём основана наша цивилизация, противоборство двух начал — плохого и хорошего, злого и доброго, малого и великого и т. д.). Но в этом и коренится заблуждение, т. к.

нужно освободиться и от принятия различий между обусловленностью и необусловленностью бытия, и даже больше — нужно прийти к тому, чтобы понять, что пустота и непустота — лишь ещё одно порождение ума.

Это умозрительные концепции. Конечно, они помогают нам лучше разобраться в концепции буддизма, но, чем дольше мы цепляемся за дуальную природу сущего, тем дальше мы находимся от истины.

В этом случае под истиной опять же понимается не некая идея, потому что и она была бы вещественной и принадлежала, как и любая другая идея, к миру обусловленного, а следовательно, не могла бы быть истинной. Под истиной следует понимать ту самую пустоту махашуньяты, которая приближает нас к истинному видению.

Видение не судит, не разделяет, поэтому его и называют видением, в этом его принципиальное отличие и преимущество перед мышлением, потому что видение даёт возможность увидеть то, что есть.

Но и сама махашуньята — это ещё одна концепция, а следовательно, не может быть полнейшей пустотой, поэтому четвёртой пустотой, или шуньятой, называется свобода от каких бы то ни было концепций. Свобода от размышлений, но чистое видение. Свобода от самих теорий. Только свободный от теорий ум способен увидеть истину, пустоту пустоты, великую тишину.

В этом величие буддизма как философии и его недосягаемость по сравнению с другими концепциями. Буддизм велик тем, что он ничего не пытается доказать или в чём-то убедить. В нём нет авторитетов. Если же вам скажут, что есть, — не верьте. Бодхисаттвы приходят не для того, чтобы вам что-то навязать.

Всегда помните изречение Будды о том, что если вы встретите Будду, убейте Будду. Нужно открыться пустоте, услышать тишину — в этом правда буддизма.

Его апелляция — исключительно к личному опыту, открытию для себя видения сути вещей, а впоследствии и их пустоты: в этом заключена кратко концепция буддизма.

Мудрость буддизма и учение о «Четырех благородных истинах»

Здесь мы сознательно не стали упоминать о «Четырёх благородных истинах», которые повествуют о дуккхе, страдании, — одном из краеугольных камней учения Будды.

Если вы научитесь наблюдать за собой и за миром, вы и сами придёте к этому выводу, а также к тому, каким образом можно избавиться от страдания, — тем же самым, каким вы его обнаружили: нужно продолжать наблюдать, видеть вещи без «соскальзывания» в суждение. Только тогда их можно увидеть такими, какие они есть.

Невероятная по своей простоте философская концепция буддизма между тем доступна своей практической применимостью в жизни. Она не выдвигает условий и не раздаёт обещаний.

Учение о колесе сансары и реинкарнациях также не является сутью этой философии. Объяснение процесса перерождения — это, пожалуй, как раз то, что делает её применимой для использования в качестве религии.

Этим она объясняет, почему человек появляется в нашем мире раз за разом, также это действует в качестве примирения человека с действительностью, с той жизнью и воплощением, которое он проживает в этот момент.

Но это лишь объяснение, уже данное нам.

Жемчужина мудрости в философии буддизма заключена именно в способности и возможности человека увидеть то, что есть, и проникнуть за завесу тайны, в пустоту, без какого бы то ни было вмешательства со стороны, при отсутствии посредника.

Это именно то, что делает буддизм гораздо более религиозным философским учением, чем все другие теистические религии, т. к. буддизм предоставляет человеку возможность найти то, что есть, а не то, что нужно или кто-то предписал искать.

В нём нет цели, а следовательно, он даёт шанс для настоящего поиска или, правильнее сказать, для видения, открытия, потому что, как бы парадоксально это ни звучало, но нельзя найти того, к чему стремишься, что ищешь, чего ожидаешь, т. к. искомое становится всего лишь целью, а она запланирована.

По-настоящему найти можно лишь то, чего не ждёшь и не ищешь, — только тогда это и становится настоящим открытием.

Источник: https://www.oum.ru/literature/buddizm/buddizm-kratko-i-ponyatno/

Ссылка на основную публикацию