Икона иоасафа белгородского

Святитель Иоасаф Белгородский в 1914 г. явился в видениях одновременно одному благочестивому старцу, живущему в с. Песках, и полковнику О., бывшему тогда на фронте. За два года до первой мировой войны во сне полковнику явился Святитель Иоасаф Белгородский, возвёл его на высокую гору и показал всю Россию, залитую кровью. «Покайтесь… 

Икона Иоасафа Белгородского

Во время молитвы в его комнате появился Святитель Иоасаф. «Поздно, – сказал Святитель, – теперь только одна Матерь Божия может спасти Россию.

Владимирский образ Царицы Небесной, которым благословила меня на иночество мать моя и который ныне пребывает над моею ракою в Белгороде, также и Песчанский образ Божией Матери, что в селе Песках, подле г.

Изюма, обретённый мною в бытность мою епископом Белгородским, нужно немедленно доставить на фронт, и пока они там будут находиться, до тех пор милость Господня не оставит Россию.

Матери Божией угодно пройти по линиям фронта и покрыть его Своим омофором от нападений вражеских… В иконах сих источник благодати, и тогда смилуется Господь по молитвам Матери Своей». Такое же видение было и одному благочестивому старому жителю Песок.

Полковник добрался до столицы, рискуя опять оказаться в сумасшедшем доме, нашёл Братство Святителя Иосафа Белгородского и рассказал им всё. Деятельные члены братства протоиерей А. И. Маляревский и князь Н. Д. Жевахов поверили его взволнованному рассказу.

Добившись личного распоряжения государыни Александры Феодоровны, князь Жевахов отвёз иконы в ставку. Многолюдные крестные ходы сопровождали путь поезда из Харькова. И совсем по-иному были встречены иконы в Могилеве: крестного хода не было, Государю о прибытии проезда из Харькова не докладывали, а князю было заявлено, что в ставке некогда заниматься пустяками.

Однако, короткая встреча князя Жевахова с Государем произошла, после чего иконы были оставлены в ставке на несколько месяцев до конца 1915 г., но крестного хода с ними по линиям фронта не состоялось. Князь Жевахов впоследствии писал, что во время пребывания икон в ставке поражений на фронте не было, а наоборот, одерживались одни победы.

В декабре иконы увезли – крестный ход так и не состоялся.

С первой волной русского рассеяния чудотворный образ был переправлен за границу и вскоре скрылся из виду. «Но как ясно, что все беды явились следствием ослушания воли Божией, так ясно и то, что Господь простит этот грех лишь после того, когда повеление святого Иоасафа будет выполнено.

Так думают те, кто на протяжении восьми лет своей беженской жизни,- писал Жевахов, – безуспешно разыскивали Песчанский образ Богоматери по всей Европе и не находил его, так думают и те, кто верил афонским старцам, связавшим спасение России с обретением этого образа и возвестившим, что момент его обретения явится первым реальным моментом на пути к спасению Отечества. Момент этот наступил: афонские старцы вымолили у Бога милость и сей образ дивными путями Промысла Божия явился к одному из них и препровожден в Европу именно к тем людям, коим предуказанно идти впереди священной рати и чьи святые имена, доныне сокрытые, будут из поколения в поколение славиться благородным потомством. Первый шаг к спасению России сделан Самим Богом, даровавшим зарубежной России Песчанский образ Божией Матери.

Второй шаг должен быть сделан каждым, кто верует в Бога…» Этот призыв прозвучал в 1928 году. В 1991 году вновь были явлены мощи.

Двадцать лет хранились они под тонким слоем шлаковой засыпки в одном из чердачных перекрытий Казанского собора, где располагался музей религии и атеизма. Несмотря на ранее проводимые реставрационные работы, святыня обнаружена не была.

Второе обретение нетленных мощей привело к возобновлению почитания святого, созданию прихода его имени при часовне на территории той же больницы и возрождению братства святителя Иоасафа.

Новое обретение иконы и крестный ход «по воздуху»

Летом 1999 года прошёл Великий крестный ход по границам России на самолёте – пятидневный перелёт на самолёте на расстояние более двадцати пяти тысяч километров вокруг России.

Еще в 1997 году С. А. Матвеев приехал к старцу протоиерею Николаю Гурьянову на острове Залит получить благословение на организацию православного издательства.

Переговорив обо всем, Сергей Александрович со своим другом уже выходил за калитку, когда Валентина, келейница отца Николая, вдогонку прокричала: «Батюшка благословил читать акафист Песчанской иконе Божией Матери, найти её подлинник и с ней облететь Россию Крестным ходом на самолёте». Матвеев, ничего не понимая, взял у неё акафисты и уехал в Москву. Что за икона Песчанская? Где её искать?

Какой Крестный ход, да ещё на самолёте по границам России? Наверное, отец Николай что-то сказал не так: он, наверное, не понимает, сколько это стоит. Такие мысли вертелись в голове у недоуменного Сергея. Но послушание нужно было исполнять. В Москве, в кругу своих сотрудников он рассказал о необычном благословении и начал действовать.

Вскоре у него пошли поездки по стране.

И вот, летом 1998 года в Прохоровке, на Курской дуге, в дни памяти битвы 1943 года представителям филиалов фонда славянской культуры и письменности, собравшимся со всей страны, были розданы материалы о Песчанской иконе Божией Матери, и рассказано о благословении залитского старца – искать икону, которая со времён революции считалась утерянной.

Уже через две недели раздался звонок от Галины Толстых из Харькова с радостной вестью – икона найдена. Она находится в Преображенском храме села Пески близ города Изюма. Там же – копия, подаренная самим Государем Николаем Александровичем. С этой вестью С. А. Матвеев вновь приехал на остров Залит.

Отец Николай сказал, что если икону не будут давать на Крестный ход, не настаивать, а продолжать заниматься организационными вопросами, о деньгах не думать. Образ по непонятным причинам не дали. В третий раз С. А.

Матвеев приехал к отцу Николаю, рассказал о трудностях с деньгами и то, что икону на самолёт не решаются дать. Тогда отец Николай благословил взять список иконы Песчанской Божией Матери, который был привезен ему в дар из Канады.

Находился он в доме у женщины, тяжко болеющей, живущей у самой пристани острова и, несмотря на свою болезнь, с любовью и терпением принимающей всех приезжающих.

Икона была привезена в Москву. Отчаявшись, Сергей Александрович решил было ехать на остров, чтобы просить о снятии казавшегося невыполнимым благословения. Но однажды в день преподобного Сергия он познакомился с иноком Курской Коренной пустыни Антонием, который предложил встретиться с ещё одним человеком. Это был русский предприниматель из казаков Сергей Дронов.

Не дослушав до конца накатанную за долгое время поисков речь, хозяин скромного кабинета сказал: «Можно попробовать, только возьму благословение».

Какие же события предшествовали встрече двух рабов Божиих Сергиев? 19 мая 1999 года на Крестном ходе в Москве в честь дня рождения Государя С. А. Матвеев стал свидетелем трёхкратного мироточения святого образа Царя-Мученика и приложился к нему.

Тут же он внёс икону в список святынь, которые должны были лететь на самолёте, получив на это согласие хранителя иконы Олега Ивановича Бельченко. 20 мая С. В. Дронов, случайно зайдя в храм Трёх Святителей, где в этот день находилась чудотворная икона Царя-мученика, с благоговением приложился к образу.

А 21 мая произошла эта встреча С. Матвеева и С. Дронова, решившая судьбу Крестного хода.

Важнейшим в этих событиях стало благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, полученное 3 июня 1999 года в день праздника Сретения иконы Владимирской Божией Матери сразу после патриаршей службы у чудотворной иконы Владимирской прямо в алтаре храма святителя Николая в Толмачах.

Крестный ход был совершён за шесть дней с 14 по 19 июня 1999 года. Спустя 84 года. В числе семнадцати икон и прочих святынь, благословленных к перелёту, сошлись иконы Божией Матери Песчанская, Владимирская и икона Царя-Мученика, а всего на борту самолёта-часовни было несколько сотен различных икон Царицы Небесной, Царя-Мученика и различных святых.

С 2 по 5 октября 2008 года вокруг Харькова был проведен многотысячный крестный ход с чудотворной Песчанской иконой Богоматери и иконой Царя-Мученика.

 ПЕСЧАНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ – ПОКРОВИТЕЛЬНИЦА РОССИИ

Среди множества благодатных икон Богородицы особое  место занимают те, в которых Она явила милость русскому воинству. Не все из этих святынь достаточно известны. Мы любим и почитаем «Владимирскую», «Донскую», «Знамение».

Но кто знает, например, о Песчанской иконе Божией Матери, которая, наподобие «Порт-Артурской» и «Августовской», в годы войны стала свидетельством попечения Богородицы о нашей Родине? Именно о ней, о Песчанской, святитель Иоасаф Белгородский сказал: «В этой иконе преизобилует особая благодать Божия; в ней Пресвятая Владычица являет особое знамение Своего заступничества для веси сей и страны в целом».

История иконы непосредственно связана с жизнью и трудами великого подвижника. Однажды (это было в 1754 году) объезжая свою епархию, он прибыл в город Изюм, Харьковской губернии.

В церкви Вознесения в Замостье святитель Иоасаф с удивлением обнаружил икону Божией Матери, служившую перегородкой, за которую ссыпали уголь для кадила.

Святитель, пав на колени, просил прощения у Богородицы за небрежение к Ее иконе. Затем велел поместить образ в киот.

В 1792 г. Вознесенская церковь, ввиду затопления водами разлившейся реки, была перенесена на новое место, в Пески. В связи с этим икона Божией Матери получила название «Песчанская».

Святитель Иоасаф пробыл в Изюме три дня. Все это время он утром и вечером приходил в храм и молился перед святой иконой Богородицы. Весть об этом скоро распространилась по городу. Впоследствии стало известно, что перед поездкой Святитель увидал вещий сон. Во сне он совершал обход церквей и в одной из них, в куче сора увидал образ Божией Матери.

От образа исходило сияние.

Раздался голос: «Смотри, что сделали с ликом Моим служители сего храма! Образ Мой предназначен для всей страны быть источником благодати, а они повергли его в сор!» Увидев Вознесенскую церковь, Святитель узнал ту, которую посетил во сне, а затем, найдя икону – убедился, что это и есть тот образ, о котором ему вещало сонное видение.

В 1819 г. в Изюме была начата постройка нового каменного храма, поскольку старая церковь Вознесения в Песках обветшала. У одного богатого помещика в это время умерла жена. При жизни она особо почитала Песчанскую икону и пожертвовала на нее позолоченную ризу.

Перед смертью женщина умоляла мужа, известного своей скупостью, завершить постройку храма. Он так и поступил. А настоятелю поведал, как во сне ему явилась жена с Песчанской иконой, от которой исходили лучи. Благодаря щедрой жертве, церковь вскоре была построена.

Крестьянин Иван Колесников из Харьковской губернии дал обещание побывать в Святой земле и поклониться Гробу Господню. Он пришел в Пески и со слезами молился перед святой иконой.

Вскоре к нему подошла неизвестная дама, спросила, о чем он молится, и подала 500 рублей со словами: «Исполни свой обет». Впоследствии этот крестьянин постригся в Иерусалиме в монахи. В 1831 г.

он получил от Иерусалимского Патриарха в дар частицу Древа Животворящего Креста и мощей священномученика Иоанна. Он пожертвовал реликвии в Песчанскую церковь, где они находятся до сих пор.

В 1830 г. в Изюме случилась эпидемия холеры. Жители водрузили икону на городской площади и отслужили перед ней молебен. Потом с нею обошли все улицы и дома. Болезнь отступила. Спустя четверть века в этих местах снова появилась холера. И снова Богородица явила Свою милость от Песчанской иконы, исцелив тяжко больную женщину.

Город Изюм обрел всероссийскую славу. К святыне тянулись вереницы паломников. Десятилетиями не иссякал цельбоносный поток благодати.

Но шло время – и для России настала эпоха бедствий. Началась Первая мировая война. В эту пору русский народ уже начал свое гибельное нисхождение в пропасть безбожия и безвластия.

Вера во всех слоях общества существенно оскудела.

И понадобились жесточайшие испытания, чтобы в немногих сохранивших здравомыслие русских людях пробудилось горячее рвение к отеческим святыням и надежда на помощь свыше.

Икона Иоасафа Белгородского

«То, что испытывал я, то испытывали, вместе со мною, эти десятки тысяч народа, и я понимал, почему эти люди плакали, почему оглашали воздух громкими стенаниями, почему эта огромная толпа, всегда живая и жизнерадостная, всегда гордая и самоуверенная, вдруг смолкла и притихла.

.. Потому что в этой толпе не было ни одного человека, который не содрогнулся бы при встрече со святынею…потому что все почувствовали тот страх Божий, который обесценил в их глаза все земное и напомнил о страшном суде Господнем…Невидимые нити соединяли небо и землю…».

Под искусным пером очевидца тех грозных дней оживают картины минувшего – крестный ход с хоругвями и зажженными свечами, объятые горестными предчувствиями, плачущие люди, вечерний сумрак, среди которого как жар горит чудотворная икона…

Из харьковского храма икону перенесли в специальный вагон, который доставил ее в Могилев. Образ Божией Матери пробыл в Ставке до середины декабря.

«За это время, – вспоминает князь Жевахов, – на фронте не только не было поражений, а наоборот, были только победы, в чем может убедиться каждый, кто проверит этот факт по телеграммам с фронта с 4 октября по 15 декабря 1915 года».

Казалось бы, как не припасть к чудотворной святыне с молитвой о спасении Отечества?

Однако крестный ход по линии фронта так и не состоялся. Воля Святителя Иоасафа не была исполнена. Безумное ослепление напало на тех, кто решал судьбы Родины. Произошла история, схожая с той, что случилась в Порт-Артуре десятью годами раньше.

Читайте также:  Что означает сухоядение: продукты которые можно и нельзя употреблять в пост, меню

И финал был закономерен. Не Силы Небесные отвергают нас. Это мы отказываемся от их помощи.

Осознание необходимости возвращения к своим святыням, под сень Дома Божиего пришло к русским людям лишь семь десятилетий спустя. И крестный ход с Песчанской иконой все-таки состоялся.

День почитания Песчанской иконы Б.М. – 8 (21) июля и  22 октября (4 ноября).

Источник: https://3rm.info/publications/17247-peschanskaya-ikona-bozhiej-materi-i-sudba-rossii.html

Икона Иоасафа Белгородского

Будущий святитель происходил из рода богатых дворян. Он родился на Полтавщине в 1705 году, 21 сентября по новому стилю — его рождение совпало в великим праздником Рождества Богородицы. Во многом именно это наложило на него отпечаток ответственности перед Богом — ведь Сама Богородица взяла его под Свое покровительство.

Уже после смерти святителя его отец вспомнил свое видение: ребенок (сначала его назвали Иоакимом) сидел на крыльце в лучах солнца, а над ним вдруг появилась Пресвятая Богородица. Мальчик встал и стал молиться Ей, и по его молитве с неба слетел Ангел и укрыл ребенка архиерейской мантией.

Отец спросил: «Матерь Божия, что же ты оставишь нам, его родителям», — но видение исчезло. Интересно, что отец поспешил в дом, рассказать супруге об увиденном, но по дороге забыл видение, вспомнив лишь через несколько десятков лет.

Из этого виден промысл Божий о святом: отцу было открыто его призвание, но чтобы будущий святой и его родители не возгордились, до времени отец его забыл видение.

Родители Иоакима были благочестивы, но не намеревались отдавать его в монашескую обитель. В семье соблюдались праздники и православные традиции, родители вели праведную жизнь.

Мальчика отправили в Киевскую Духовную Академию — в то время это учебное заведение было стандартным для дворян, не обязательно было по его окончании принимать священный сан или монашеские обеты.

Однако в течение учебы будущий святой так возгорелся желанием служить Богу, что, скрывая от родителей намерение постричься в монахи, отправился в в Спасо-Преображенскую Киево-Межигорскую обитель, расположенную в пустынных местах. Дома же, на киевской квартире, которую снимали родители, он оставил слугу, передававшего ему их письма и его ответы.

Поступив в монастырь, бывший дворянский сын показал себя смиренным и трудолюбивым послушником.

В 1725 году будущий святой, пройдя ряд трудов, положенных послушнику, принял рясофор с наречением имени Иларион.

Рясофорный постриг — это лишь наречение нового имени, символическое пострижение волос, и возможность носить некоторые монашеские одежды.

В это время Иларион, как все рясофорные послушники, имел возможность отказаться от пострига в монахи, это не было бы грехом. Однако святитель был уже тверд в своем решении отказаться от мирской жизни.

Дав монашеские обеты, он уже рассказал об этом необратимом шаге открылся родителям, искренне прося у них прощения за оставление в неведении и принятие монашества без благословения их. Очевидно, все свершилось по Божией воле, поскольку уже через два года, в 1727 году, в Братской Киевской обители он был пострижен в мантию и получил новое имя – Иоасаф.

Мантия — «малый ангельский образ», малая схима. Святитель дал обеты послушания настоятелю обители, отречения от мира и нестяжания — то есть отсутствия своего имущества, все отныне принадлежало монастырю и сам монастырь брал на себя обязанность обеспечивать жизнь святого. Такое пострижение монахов идет с древности и продолжается до настоящего момента.

Через год святого Иоасафа рукоположили в иеродиакона, то есть сделали монашествующим священнослужителем, не совершающим Литургию, но участвующим в богослужении и помогающим священнику. Его направили служить преподавателем в его родной Киевской академии.

Около 1735 года он был хиротонисан во священника, став иеромонахом, а в 1737 году — настоятелем , игуменом (сан выше иеромонаха) Лубенско-Мгарского Преображенского монастыря, Красногорской обители и благочинным (главой над священниками) нескольких местных церквей.

Несмотря на хозяйственные и административные заботы, святитель продолжал аскетические подвиги: пост, молитва, бдение были его постоянными спутниками.

В 1744 году его заметила сама императрица Елизавета, которая представила его к сану архимандрита и затем наместника самой Свято-Троицкой Сергиевой лавры, обители преподобного Сергия Радонежского. А в июне 1748 года святитель был хиротонисан во архиерея и назначен на прославившую его Белгородскую кафедру.

Здесь он заботился о нравственном состоянии священников, монахов и мирян, боролся с остатками языческих обычаев, безудержным пьянством, опасным хулиганством. Современники свидетельствовали, что святитель Иоасаф смог поднять нравственность в целом городе.

Кроме того, известно, что епархия пребывала в бедности: и священники, и миряне находились в унынии, были необразованными.

Известно, что святитель способствовал и просвещению людей, и сам жил более чем скромно, а все пожертвования отдавал нищим, ходил по бедным семьям тайно, в ночи, чтобы подавать милостыню.

Немногие архиереи постоянно объезжают свои епархии, предпочитая вызывать священников в кафедральный город. Однако святитель Иоасаф лично, заботясь приходах, объезжал даже самые отдаленные церкви и деревни Белгородчины.

Для повышения нравственности он посещал и богатых, и бедных людей, узнавал об их жизни и подавал архипастырские наставления: благодаря своей праведно жизни в трудах и молитвах владыка Иоасаф обрел от Бога дар прозорливости и чудотворений.

Соответствия высокому призванию священника владыка требовал от сельского духовенства.

Известно, что зачастую и сегодня священники или обольщаются богатством даров от ктиторов храмов или, напротив, пребывая в унынии на одиноком сельском приходе среди глухих к зову духовной жизни людей, опускают руки, впадают в грехи, становятся невнимательными.

Святитель Иоасаф, например, постановил духовенству при ссорах между собой разбирать дело вместе с архиереем и не совершать богослужения до совершенного примирения конфликта. За нарушение устава Церкви владыка Иоасаф строго наказывал, причем Господь зачастую открывал ему скрытое.

Например, остановившись в одном из приходов в доме священника, святитель долго не мог заснуть, мучаясь от тревоги. Наконец, приглядевшись, он увидел среди кухонных принадлежностей и еды завернутые в бумагу Святые Дары для Причастия.

Тело и Кровь Христову, освященные во время Литургии, священники сохраняют для больных, но обязаны благоговейно хранить в особой Дарохранительнице, дабы не осквернить. Святитель Иоасаф молился перед Дарами всю ночь, а утром за небрежение к Святыне на время даже лишил священника сана. Также он лишал сана духовенство и прислужников храма (алтарников, пономарей) за нахождение в храме в нетрезвом виде.

Молиться святителю Иоасафу Белгородскому можно несколькими молитвами. Первую молитву можно читать онлайн по тексту ниже:

О, угодник Божий, святитель Иоасаф! Из глубины сердца молимся тебе мы, рабы Божии (имена): будь нам охранителем от соблазнов и искушений, ересей и расколов, научи нас мыслить духовно, ум наш невнимательный просвети и на путь истины нас направь, сердце же наше очерствевшее умягчи любовью к людям и желанием исполнять повеления Господни, ослабленную же грехами и нелюбовью волю нашу благодатью Духа Всесвятого пробуди. Да будем мы следовать твоим пастырским советам и за голосом твоим идти, словно овцы за пастухом, сохраним в чистоте и правде Божией души наши, чтобы по воле Господней и благодати Его достигли мы селений Небесного Царства по исходе от земной жизни нашей, где с тобой и всеми святыми будем пребывать и прославлять вечно Отца, Сына и Духа Святого. Аминь.

Источник: https://www.o-vere.ru/ikona-ioasafa-belgorodskogo.html

День памяти Святителя Иоасафа Белгородского

Святитель Иоасаф Белгородский обычно изображается на иконах со строгим взглядом на сдержанном лице.

Его ревность и бескомпромиссность в вопросах веры и благочестия действительно можно сравнить с той, что была у пророка Илии.

Однако не только «правилом веры», но и «образом милосердия» именует Белгородского епископа Святая Церковь. Чем же так прославился этот дивный святой, строгий аскет и заботливый архипастырь?

Вся жизнь святителя Иоасафа, епископа Белгородского, была ознаменована особым Божьим попечением о нём, наиболее же покровительством Царицы Небесной. Родился будущий святой в 1705 году на праздник Рождества Пресвятой Богородицы.

В честь праведного родителя Пречистой Девы Марии мальчика назвали Иоакимом. Родители святителя принадлежали к знатному казацкому роду Горленко. Жили они в городке Прилуки, тогда относившемся к Полтавской губернии, в Малороссии.

О будущем архипастырском служении Иоакима было возвещено его отцу в одном необычном видении. Как-то вечером, сидя на крыльце дома, он увидел стоящую над горизонтом Божию Матерь. Возле неё стоял ангел, а перед ними на коленях молился Иоаким.

И Пресвятая Дева при этом одобрительно произнесла: «Довлеет Мне молитва твоя», – после чего ангел облачил молящегося в архиерейскую мантию. Однако вскоре само это видение отец Иоакима позабыл и смог вспомнить уже только после смерти сына.

В семилетнем возрасте мальчик поступил учиться в Киевскую академию. Уже в это время у него зарождается горячее желание принять монашество, которое полностью утвердилось к шестнадцати годам.

Однако он знал, что этого не одобрят его родители, мечтавшие видеть в сыне продолжателя своего славного рода и наследника их имения. По этой причине на одном из последних курсов обучения, без ведома родителей, Иоаким удалился в один из монастырей под Киевом, где проходил искус в течение двух лет.

В Киеве в это время оставался слуга Иоакима, который, получая письма от его родителей, привозил их в монастырь и отправлял им ответы уже из Киева.

Только после принятия иноческого пострига c именем Иларион молодой человек сообщил об этом своим родителям, прося у них прощения за причинённую скорбь.

В монахи он был пострижен в 1727 году на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. При постриге он получил имя Иоасаф – в честь святого Индийского царевича, чья память отмечалась накануне.

Уже на следующий год Иоасаф был рукоположен в иеродиакона и стал преподавать в Киевской академии.

Пастырское служение

На редкие духовные дарования молодого монаха сразу же обратил внимание архиепископ Рафаил (Заборовский), вскоре ставший митрополитом Киевским, который и приблизил Иоасафа к себе.

Он сам рукоположил его в иеромонахи и позже назначил настоятелем Мгарского монастыря под Лубнами. Со смирением приняв на себя новое послушание, молодой игумен принялся за восстановление обители, находившейся тогда в полуразрушенном состоянии.

Несмотря на значительно ухудшившееся здоровье, Иоасафу удалось значительно преобразовать и улучшить хозяйство монастыря, в том числе построить большой братский корпус.

Дважды игумену Иоасафу в тонком сне являлся святой Афанасий Константинопольский, считавшийся покровителем Лубенской обители. В этих видениях святитель Афанасий выражал новому настоятелю монастыря своё покровительство и поддержку.

Однако на строительные работы по восстановлению главного собора монастыря средств не хватало. Тогда игумен Иоасаф с целью поиска средств отправился в Москву и Санкт-Петербург.

Поездка оказалась настолько успешной, что своей проповедью Иоасаф даже смог привлечь к себе внимание самой императрицы Елизаветы Петровны. Она-то и выделила впоследствии сумму, необходимую для реставрации собора.

Кроме того, по ее Высочайшему распоряжению, игумен Иоасаф был удостоен звания архимандрита, а спустя время назначен также наместником Сергиевой Лавры, оставаясь настоятелем Лубенского монастыря.

И здесь множество трудов совершил архимандрит Иоасаф за непродолжительный срок своего наместничества – около трёх лет.

Практически полностью под его руководством были восстановлены все лаврские постройки, пострадавшие от недавно случившегося пожара, в том числе реставрирована роспись храмов, при нём был отлит известный колокол весом в 4 000 пудов. Также стараниями архимандрита Иоасафа было восстановлено подворье Лавры в Москве.

Епископ Белгородский

В 1748 году в Санкт-Петербурге Иоасаф был возведен в сан епископа Белгородского и Обоянского. Так начались его архипастырские труды. Нужно сказать, что кафедра святителю досталась очень большая и крайне бедная.

Не жалея своих сил и здоровья, владыка ревностно взялся выполнять новые возложенные на него обязанности. Он сам объезжал даже самые отдаленные приходы своей епархии, вникая во все существовавшие трудности и проблемы.

При этом останавливался святитель обычно у самых бедных сельских священников, не лишая их своего архипастырского совета и наставления.

Правило веры

Особенно ревностно епископ Иоасаф относился к соблюдению церковного устава, следил за нравственным обликом духовенства, воспитывал благоговейное отношение ко святыням.

Много сил он приложил к тому, чтобы повысить уровень духовного образования и сделать его доступным для малообеспеченных семей.

Известно несколько случаев, ярко характеризующих его бдительное попечение о приходах своей епархии.

Однажды, оставшись на ночлег в доме одного сельского священника, владыка никак не мог уснуть, будучи объят непонятным страхом.

Тогда, движимый необъяснимым чутьём, он обнаружил в этом доме завернутые в бумагу Святые Дары, спрятанные между посудой.

Всю оставшуюся часть ночи святитель простоял в молитве перед святыней, прося у Бога прощения за небрежность священнослужителя, а наутро сделал строжайший выговор этому священнику, после чего лишил его сана.

В другой раз, также объезжая свою епархию, святитель в тонком сне узнал, что в одном из храмов совершается неподобное. Проснувшись, он поспешил поинтересоваться о ближайших храмах.

Ему действительно указали на церковь, такую же, какую владыка видел во сне. Прибыв туда, он обнаружил, что во время совершения Божественной литургии один из служителей был пьян.

Святитель Иоасаф сразу же на месте разжаловал его.

«Среди духовенства его епархии был священник, доживший до ста тридцати лет. Все считали это особым благословением Божиим. Однако святитель Иоасаф духовным взором увидел иную, скрытую причину такого долголетия»

В житии святого упоминается еще один не менее удивительный и поучительный случай. Среди духовенства его епархии был священник, доживший до ста тридцати лет. Все считали это особым благословением Божиим. Однако святитель Иоасаф духовным взором увидел иную, скрытую причину такого долголетия. Он поинтересовался у этого священника, нет ли у него какого-то важного неисповеданного греха.

Читайте также:  Что такое порча и как она действует

Хорошо подумав, тот действительно вспомнил один забытый случай. Однажды он отслужил в своем храме Литургию, после чего приехал местный помещик и повелел ему служить ещё одну. Боясь быть наказанным, священнослужитель совершил и вторую Божественную литургию. При этом он ясно слышал в алтаре голос, запрещавший ему это, грозя проклятием.

В ответ священник сам проклял говорившего и совершил Евхаристию.

Выслушав этот рассказ, епископ Иоасаф пришёл в негодование. Он понял, что священник проклял ангела, приставленного охранять тот храм. После святитель распорядился собрать походный храм – на том самом месте, где раньше стояла та церковь, они отслужили Литургию. При этом владыка сам исповедал старого священнослужителя, после чего тот ещё во время службы мирно отошел ко Господу.

Обретение Песчанской иконы

Благодаря необычному дару духовного видения, которого сподобился святитель Иоасаф, сегодня мы имеем еще одну православную святыню – Песчанскую икону Божией Матери, которая и сегодня является одной из самых почитаемых в Украине. Её чудесное обретение пришлось на 1754 год.

И произошло это следующим образом. Накануне этих событий святитель Иоасаф видел необычный сон: в одном незнакомом храме в небрежении пребывала икона Богородицы. От неё епископ услышал слова: «Смотри, что сделали с Ликом Моим служители сего храма.

Образ Мой назначен для страны сей источником благодати, а они повергли его в сор». Вскоре после этого епископу Иоасафу при объезде приходов своей епархии довелось посетить церковь близ города Изюма под Харьковом. В ней он и узнал ту самую, увиденную им во сне.

В притворе, к своему ужасу и удивлению, он увидел икону, за которую выбрасывали уголь от кадила. Епископ неожиданно упал перед ней на колени и стал просить прощения у Божией Матери за небрежность священнослужителей.

Затем он сам указал почетное место в храме, куда следует поместить образ, объяснив, что на нём почивает особая Божия благодать. Вскоре по молитвам перед этой иконой стали совершаться многочисленные чудеса, которые не прекращаются и по сей день.

Образ милосердия

Святитель Иоасаф был не только строгим и взыскательным, но вместе с тем имел такое же милосердное сердце, как у святителя Николая Чудотворца. Очевидно, подражая последнему, он старался помогать людям тайно, чтобы они не знали имени своего благодетеля. В связи с этим однажды с ним произошел даже такой курьезный случай.

У епископа Иоасафа был заведен обычай: накануне больших церковных праздников он отправлял своего келейника в дома бедных людей с подарками. При этом келейник оставлял котомку с подарками у дверей, стучался и убегал. Но однажды так случилось, что накануне праздника Рождества Христова келейник святителя заболел.

Не желая лишить бедняков подарков, епископ Иоасаф решил сам, переодевшись в простую одежду, отнести их людям. Однако когда он возвращался домой, собственный сторож переодетого владыку не узнал. Думая, что это вор, он схватил святителя и даже ударил.

Причем наутро после этого события епископ вовсе не стал наказывать своего сторожа, как можно было ожидать, а напротив, похвалил его за бдительность.

Молитвенник и чудотворец

Известно, что святитель Белгородский Иоасаф был наделен крайне редким даром прозорливости. Подтверждением этому может служить следующий случай. Однажды жители одного из сел накануне праздника Троицы пришли к епископу просить его молитв, так как стояла сильная засуха, и они могли лишиться урожая.

Святитель отдал распоряжение своему кучеру приготовить к утру сани для поездки в это село. Люди удивились, полагая, что владыка ошибся, но он подтвердил своё распоряжение готовить именно сани. К большому удивлению всех, на утро действительно выпал снег, который вскоре растаял, что и позволило спасти урожай.

Преставление святителя

Свою смерть святой предчувствовал заранее. Когда он отправлялся в 1754 году в Прилуки навестить родителей, то, расставаясь со своей белгородской паствой, говорил, что видятся они в последний раз. Возвращаясь из Прилук назад, он остановился в одном из сёл, где сильно заболел и около двух месяцев пролежал в таком состоянии.

10 (23) декабря 1754 года епископ Иоасаф тихо преставился. Известно, что в это же самое время игумену одного из монастырей Белгородской епархии было видение: он был на приёме у владыки, и тот, стоя у окна и показывая на солнце, которое восходило, произнес: «Как сие солнце ясно, так светло я предстал в сей час престолу Божию».

Молитвами святителя Иоасафа Белгородского Господь да помилует и спасет нас, яко благ и Человеколюбец!

Вы можете поаплодировать автору0

Источник: https://pravoslavie.fm/zhitiya-svyatykh/svyatitel-bozhiy-ioasaf-belgorodskiy/

10 эпизодов из жизни святителя Иоасафа Белгородского

«Ничего не должен был миру и, кроме Бога, никого не боялся».

Шел 1932 год. Воинствующий атеизм семимильными шагами мчался по молодой стране Советов. В Музее истории религии и атеизма, кощунственно размещенном в Казанском соборе в тогдашнем Ленинграде, появилась новая экспозиция.

Взгляду заинтересованных экскурсантов открывалась жуткая по своей сути картина: практически обнаженное мужское мумифицированное тело в стеклянном гробике-витрине.

Тлен практически не коснулся его, повредив лишь пятку на одной ноге – тело выглядело совершенно сохранным.

Экскурсоводы взахлеб рассказывали наивно внемлющей публике о хитрости и подлости церковников, которые, зная древний секрет бальзамирования, не спешат делиться им с советскими музейными работниками. Но те, мол, и сами не плошают, и, как пример, кивали на соседнюю витрину с еще одной мумией рядом.

Там всеобщему обозрению было представлено мумифицированное тело коммуниста и большевика, пострадавшего от рук «врагов революции».

Тут же вспоминали и о якобы мнимой нетленности Киево-Печерских преподобных, останки которых сохранились благодаря особому климату в пещерах, и о Декрете Совнаркома о «порядке ликвидации мощей в советском масштабе».

Музейщики, правда, не хотели припоминать об одном интересном событии, связанном с этим «экземпляром», которое никак не могла объяснить советская наука: в декабре 1920 года (а умер этот человек, на минуточку, в 1754 году!) с целью доказать, что это искусственная мумия, было произведено вскрытие.

Известный харьковский патологоанатом, профессор, бальзамировавший Ленина, сделал скальпелем н-образный разрез в районе печени, т. к. при мумификации первый орган, который удаляется, – это печень. Оказалось, что все внутренние органы «экспоната» на месте, и мумификация не проводилась. Но об этом предпочитали не говорить.

Владыка Иоасаф – наш земляк, полтавчанин, сын бунчужного Войска Запорожского казака Андрея Горленко.

Посетители музея слушали экскурсоводов с неподдельным интересом и внимательно рассматривали образцы.

Кто-то-то смотрел на мумифицированные, коричнево-глянцевые мощи как на диковинку, кто-то хихикал, по мартышечьи тыкая пальцем в витрину.

Были и те, кто с ужасом и благоговением тихо замирали перед одним из «экспонатов», зная, чьи нетленные останки сиротливо лежат в стенах оскверненной святыни.

Вскоре после открытия выставки случился конфуз: «заслуженный большевик» вдруг стал… издавать страшное зловоние, так, что рядом с ним стало невыносимо находиться. И тогда экспозицию закрыли, протухшую мумию выбросили, а другой «экспонат» отправили в музейные загашники. «Экспонатом» были нетленные мощи святителя Иоасафа Белгородского.

Владыка Иоасаф – наш земляк, полтавчанин, сын бунчужного Войска Запорожского казака Андрея Горленко. О его жизни очень сложно, да и, честно говоря, не хочется, говорить в типичном житийном стиле «родился-сделал-почил-прославлен», настолько насыщенной и наполненной чудесами она была.

Поэтому предлагаю вниманию читателя 10 наиболее интересных эпизодов из жизни святителя Иосафа Белгородского, чудотворца.

Эпизод первый. Детство

Как уже вспоминалось выше, будущий святитель родился в семье Андрея и Марии Горленко в то время, когда в местном храме шла Божественная Литургия, и был назван на честь святого Иоакима – отца Пресвятой Богородицы. Андрей Горленко был бунчужным при гетмане Запорожской Сечи Данииле Апостоле, был женат на его дочери и полностью отдавался внутренней духовной жизни.

Родители мечтали обеспечить своему первенцу отличное образование и блестящее будущее, но Господь возвестил Свою святую волю о будущем мальчика.

Как-то, теплым летним вечером Андрей Горленко сидел на крыльце и любовался красотой заката. В последних лучах солнца он увидел стоявшую за горизонтом на воздухе Божию Матерь с Ангелом, и своего Иоакима у ее ног. Мальчик истово молился к Пречистой.

К изумленному отцу донеслась тихая речь Богородицы: «Довлеет Мне молитва твоя», и в этот момент Ангел облачил ребенка в архиерейскую мантию. «Нам же, родителям, Пречистая Богоматерь, что оставляешь?» – дерзнул обратиться к Святой Деве полковник.

Ответа не последовало.

Андрей Дмитриевич спешил поделиться увиденным с супругой, но пока прошел несколько комнат своего дома, напрочь забыл все, что было только-что, и вспомнил лишь тогда, когда сын-епископ перед смертью приехал в отчий дом проститься с родителями.

Эпизод второй. Непростой путь к монашеству

На восьмом году жизни будущий святитель стал студентом Киевской Могилянской Академии – на то время – единственного оплота Православия на Руси.

Полумонашеская жизнь в академии, обилие святынь, знакомство с Киево-Печерскими иноками-подвижниками способствовало тому, что уже на 11-м году своей жизни Иоаким Горленко принял решение стать монахом.

Понимая, как отреагируют на такую новость родители, юноша долго скрывал от них свое намерение, всячески испытывая себя.

К 18 годам в нем окончательно утвердилась мысль об отречении от мира. Два года он уединенно жил неподалеку Киево-Межигорского Спасо-Преображенского монастыря, в небольшой пещере, не употребляя даже варенной пищи. Все это время он переписывался с родителями с помощью своего слуги: тот жил в Киеве и, получая письма, отправлял их в монастырь, а ответы пересылал на Полтавщину.

О тайне Иоакима родителям стало известно только после принятия им рясофора. Через год на удивительного молодого монаха, ведущего строгую подвижническую жизнь, обратили внимание «наверху». Его карьера также пошла вверх: постриг в мантию с именем Иоасаф, иеродиаконство, преподавание в Киевской академии, иеромонашество, членство в Киевской духовной консистории.

Эпизод третий. От Лубен до Москвы

33-летний отец Иоасаф – игумен Лубенско-Мгарского Преображенского монастыря, такой же смиренный подвижник и аскет, но при этом – деятельный и любвеобильный руководитель. «16 августа 1737 года я крепко заболел и уже чувствовал близкий исход жизни, но Божьим милосердием был помилован…» – лаконично вспомнит он об этом времени в автобиографических записках.

Молодой игумен много трудился над восстановлением разрушенного хозяйства обители и очень переживал о полном отсутствии средств для проведения дальнейших работ.

Константинопольский патриарх Афанасий, нетленно почивающий в Лубенском монастыре, дважды являлся ему в сновидении, и по-отечески подбадривал.

Вдохновленный такой поддержкой, отец Иоасаф решается на длительную поездку в Москву и Петербург для сбора пожертвований для возобновления строительных работ. Императрица Елизавета Петровна лично приняла его.

Как говорят историки, правительница была тронута речью игумена Иоасафа: «Как далеко от нас живот вечный, – сказал он тогда. – Только лестница о двух ступенях нам предлежит — это любовь к Богу и родственная ей любовь к ближнему».

Императрица пожертвовала бедствующей обители 2000 рублей – солидную сумму на то время. Вскоре игумен Иоасаф по прямому указанию Елизаветы Петровны был возведен в сан архимандрита и назначен наместником Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

Наместническое послушание было неудобоносимой ношей – слишком досаждали болезни. Но Господь приготовил Своему верному труженику новое поприще.

Эпизод четвертый. Белгородская кафедра

Летом 1748 года, после кончины правящего архиерея, архимандрит Иоасаф был посвящен во епископа Белгородского и Обоянского.

Харьковская губерния, в которую входил на то время и Белгород, отличалась крайней бедностью населения.

Ситуацию в крае очень точно обрисовал местный юродивый Яков, который прискакал на одной ноге навстречу новоназначенному архиерею: «Церкви бедные, паны вредные, губернатор козюля!»

Владыка Иоасаф начал свои труды на новой кафедре не с обустройства своего быта, а со знакомства с местным духовенством. После богослужения отцы стали подходить под архиерейское благословение и среди них – почтенный 130-летний старец.

Он гордился своим долголетием и воспринимал его как величайшую милость Божию и награду за праведную жизнь. Святитель задержал старца, но, к удивлению присутствующих, ласково и кротко стал призывать батюшку к покаянию.

Через какое-то время старец упал на колени: он вспомнил давно забытый грех молодости.

Однажды после Божественной литургии он, юный приходской поп, собрался идти домой. Вдруг в храм прибежал слуга местного помещика и передал приказ барина о совершении еще одной литургии. Зная о том, что дважды нельзя совершать службу на одном престоле, священник отнекивался, но, испугавшись гнева помещика, взял грех на душу.

Во время проскомидии он услышал голос: «Остановись!» Батюшка испугался, но страх одержал верх, и он произнес первый возглас. Предупреждение прозвучало еще раз: если он дерзнет служить литургию, сказал голос, то будет проклят. Поповская гордыня взыграла не на шутку, и он продолжил службу, дерзко ответив: «Сам будь проклят!».

Святитель Иоасаф на этом моменте ахнул: «Несчастный, что ты сделал! Ты проклял Ангела Божия, Хранителя того места святого… Оба вы связаны проклятием и доныне. Вот причина долголетия твоего».

К сказанному священник добавил, что с того момента прошло почти 70 лет, храм давно разрушен, а на его месте – пашня. По приказу архиерея в экстренном порядке была приготовлена походная церковь, и владыка со старцем выехали на место упоминаемого храма.

Там, в чистом поле, священник отслужил Божественную литургию, после которой святитель велел батюшке прочитать молитву «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко…».

Читайте также:  Икона святой марты, как молиться, в чем помогает

Над умирающим старцем архиерей прочитал разрешительную молитву о прощении всех его грехов, и тот почил на руках владыки. Батюшку погребли на том же месте.

Эпизод шестой. Пастырь пастырей

Владыка Иоасаф, видя плачевное состояние, в котором находилось духовенство на Белгородщине, издал огромное количество предписаний и циркуляров. Среди них – запрещение священникам, пребывающим в ссоре друг с другом, совершать литургию. Часто святитель по указанию Божиему выдел то, что было сокрыто от других глаз.

Так, однажды он ночевал в доме приходского священника (обычная, кстати, практика для нестяжательного епископа). Батюшка был в отъезде, а непонятно чем вызванный благоговейный ужас не давал уснуть святителю.

Чтобы чем-то занять себя, он решил прибраться в комнате.

Причина непонятного страха выяснилась, когда он начал рассматривать лежащие на полке вперемешку с посудой свернутые бумажки – в одной из них обнаружились Святые Дары.

Епископ провел в молитве всю ночь, положив святыню на столе перед собой, умоляя Господа не карать нерадивого пастыря. Нам неизвестна дальнейшая участь беспутного батюшки, биографы святителя сообщают только о том, что его лишили священного сана.

Эпизод седьмой. Пусть левая рука не знает, что делает правая

Повальная бедность паствы не давала покоя святителю Иоасафу. Он всячески пытался помочь нуждающимся, причем делал это не на показ, а так, что одариваемые даже не подозревали о том, кто на самом деле был их благодетелем.

Дети духовенства и сироты получили возможность обучаться в училищах, им выплачивали помощь. Чтобы подбодрить паству, владыка, несмотря на слабость здоровья, ни дня не сидел на месте. Ночное время он проводил в молитве, а утром, после богослужения наставлял пасомых.

Его можно было видеть то в большом городе – в Белгороде или в Харькове, то в захолустной деревушке в глубинке.

Перед большими церковными праздниками святитель посылал своего келейника к самым бедным тайно подбросить мешки с подарками в окошко или оставить у крыльца. Однажды, перед Рождеством, келейник заболел, и святитель переоделся в бедную одежду и сам пошел по дворам.

Поздней ночью он возвращался домой, и привратник архиерейских палат, увидев, как какой-то нищий сунет прямо к владыке в келию, окликнул его. Но святитель молчал, боясь, что его узнают по голосу. Старательный привратник хорошенько отмолотил дубиной непрошенного гостя, пока случайно не увидел лицо владыки Иоасафа.

Шокированный охранник приходил в себя, а святитель проскользнул в келию.

Бедная вдова, которой было не чем топить дом, ревностно молилась, испрашивая у Господа имя своего добродетеля: неизвестный регулярно присылал ей целые возы дров. Так, однажды в видении она увидела святителя Иоасафа.

Эпизод восьмой. Песчанская икона Богородицы 

Однажды владыке Иоасафу приснился запущенный захламленный храм. В нем в куче мусора лежала не знакомая ему икона Божией Матери, от которой исходило сияние.

Голос откуда-то говорил: «Смотри, что сделали с иконою Моею служители этого храма! Мой образ предназначен быть источником благодати, а они повергли его во сор!» Утром святитель стал искать церковь из ночного видения, и она нашлась – в Вознесенском храме Изюма в притворе стояла икона Божией Матери, использовавшаяся в качестве перегородки, куда ссыпали уголь из кадила.

Архиерея, как и положено, встретило духовенство, но он долго стоял перед оскверненной иконой и горько плакал. Затем упал на колени и громко взмолился: «Владычице Небесная, прости небрежность Твоих служителей, не ведают бо, что творят!». На глазах провинившихся священников святитель перенес образ в храм и три дня после этого ежедневно утром и вечером приходил туда молиться.

И по сей день от этой иконы совершаются знамения благодати Божией для всей нашей страны – Пресвятая Дева являет Свое заступничество.

Эпизод девятый. Прозорливость 

Святитель Иоасаф удостоился получить от Господа дар духовного прозрения. Однажды перед праздником Троицы к нему пришли крестьяне хутора Угрюма с просьбой помолиться о ниспослании дождя: стояла сильная засуха и червь точил хлеб. Выслушав их просьбу, владыка позвал кучера и велел приготовить к завтрашнему дню сани для поездки на хутор.

Между тем на улице стояла невероятная жара, и крестьяне недоуменно переглядывались между собой. Архиерей еще раз твердо повторил указание. Утром на молебен о даровании дождя люди добирались по заметенным тропинкам: выпал обильный снег. Урожай был спасен.

Эпизод десятый. Внутренняя борьба

Князь Николай Жевахов, биограф и искренний почитатель святителя Иоасафа, писал: «Жизнь святителя была непрестанной борьбой с мягкотелостью и теплохладностью, и эта борьба поражала своей смелостью и размахами.

Святитель не смешивал христианского милосердия с сентиментальностью; не заботился о том, что скажет свет, как будут относиться к нему лично; не покупал популярности и любви к себе ценою измены долгу и правде. Он был чист и безупречен и ничего не должен был миру и, кроме Бога, никого не боялся.

В этом был источник его прямолинейности и строгости». Владыка действительно был из людей, о которых в народе говорят: на них земля держится. Его любовь к пастве была поистине безграничной, поэтому, наверное, он так преждевременно растратил весь свой ресурс физических сил и здоровья, пожертвовав собой на благо других.

«О Боже наш! – часто повторял он. – Возлюбил нас и любишь, пребудь же в нас неотлучно. Когда любовь Твоя в нас пребывает, и Ты пребудешь, из того всё познаем».

Святитель Иоасаф почил 10 декабря 1754 года.

Два с половиной месяца после блаженной кончины его тело в открытом гробе стояло в Свято-Троицком соборе, не предаваясь каким-либо изменениям или тлению – преосвященный Иоанн Козлович, назначенный святейшим Синодом для совершения погребения, был задержан паводком в пути. Лишь 28 февраля 1755 года состоялось погребение святителя. Спустя два года были обретены его нетленные мощи. Тлен не коснулся даже облачения владыки, повредив лишь часть пятки на одной ноге.

*  *  *

Ежечасно при бое курантов святитель Иоасаф произносил молитву, которую сам и составил:

Буди благословен день и час, в онь же Господь мой Иисус Христос мене ради родися, распятие претерпе и смертию пострада. О, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий! В час смерти моея приими дух раба Твоего, в странствии суща, молитвами Пречистыя Твоея Матери и всех Святых Твоих, яко благословен во веки веков. Аминь.

Нам лишь остается повторить: аминь! И добавить: в последний уготованный нам час да помилует нас Господь молитвами святителя Иоасафа!

Источник: https://spzh.news/ru/chelovek-i-cerkovy/65027-10-epizodov-iz-zhizni-svyatitelya-ioasafa-belgorodskogo

Святитель Иоасаф Белгородский

Будущий святитель Иоасаф Белгородский родился 8 сентября 1705 года и был первенцем в малороссийской дворянской семье Горленко.

Отец его, Андрей Дмитриевич, заведовал бунчуком — войсковым знаменем при гетмане Данииле Апостоле. А матерью его была дочь гетмана, Мария Даниловна.

Младенца назвали Иоакимом, и до семи лет он воспитывался в родительском доме — в Прилуках Полтавской губернии.

На восьмом году родители отдали Иоакима в Киево-Могилянскую академию, переживавшую в то время пору своего расцвета.

Находясь в стенах академии, он имел возможность часто посещать многочисленные киевские святыни, а так как уклад жизни «академиков» был почти монашеским, то юный Иоаким привык к нему и не желал для себя ничего другого.

Уже в пятнадцать лет он твердо знал, что, если будет на то Господня воля, изберет для себя монашеский путь.

Окончив академию, Иоаким поступил послушником в Межигорский монастырь, где по истечении двух лет принял рясофор и наречен был Иларионом. Еще через два года, в 1727 году, его постригли в мантию с именем Иоасаф.

6 января 1728 года инок Иоасаф стал иеродиаконом, а через некоторое время ему определили послушание наставника в низшем классе Киево-Могилянской академии. На этом поприще святой трудился три года.

В 1732 году посетивший академию архиепископ Киевский Рафаил (Заборовский) обратил внимание на молодого иеродиакона, обнаружил в нем недюжинные духовные дарования и приблизил к себе.

В 1734 году он назначил Иоасафа экзаменатором при Киевской кафедре и 8 ноября того же года рукоположил во иеромонаха.

Служение Иоасафа Белгородского

Служил отец Иоасаф Белгородский сначала в Киево-Братском монастыре, а потом — в Софийском кафедральном соборе. Видя ревностное исполнение им пастырских обязанностей, владыка Рафаил определил ему быть игуменом Мгарского Преображенского монастыря. В то время Мгарская обитель была уже довольно населенной, и управление ею явилось своего рода экзаменом для молодого настоятеля.

Игумен Иоасаф с честью выдержал этот экзамен, явив себя деятельным и заботливым начальником для братии. Подавая пример инокам, он вел строго подвижническую жизнь. При этом от непосильных трудов настоятель часто болел, что нашло отражение в его собственных записях.

Дважды за время своего игуменства в Мгарском монастыре отец Иоасаф сподобился видения святителя Афанасия III Пателария, Патриарха Цареградского (1560—1654), нашедшего последнее пристанище в Мгарской же обители. Вот запись, сделанная мгарским игуменом о видении, бывшем ему 26 октября 1740 года:

«Видел такой сон: виделся святитель Христов Афанасий, ходящим близ своей раки в полном облачении, которого я провожал под руку.

После этого он снова возлег в свою раку, а я, грешный, оправлял его в ней и начал говорить такие слова: „Святейший Патриарх, желаю я вашему святейшеству день празднственный уставить, и подал об этом прошение преосвященному Рафаилу“ (что, действительно, так и было).

На это Святейший вопросил: „А что же?“ Я ответил ему, что преосвященный сказал, что нельзя этого сделать, потому что об этом надо писать в Синод, и надо показать его чудеса. Тогда святитель сказал: „О, да, бывают здесь из Москвы…

“ Я снова стал ему говорить: „Святейший Патриарх, накажи меня при жизни моей за грехи мои“. А он говорит: „Ведь я уже наказал; разве еще наказать? Добре, добре“. Потом положил на грешной моей голове руки и сказал: „Да благословит тя Господь от Сиона, живый во Иерусалиме“… на чем я и проснулся».

Иоасаф – епископ Белгородский

В 1742 году игумен Иоасаф Белгородский отправился в Петербург за сбором пожертвований. В столице он имел аудиенцию у императрицы Елизаветы Петровны, подарившей обители 2000 рублей.

Царица запомнила мгарского настоятеля, произнесшего перед нею трогательную и назидательную проповедь о любви к Богу, и в 1744 году по ее прямому указанию его возвели в сан архимандрита, а менее чем через полгода назначили наместником Троице-Сергиевой Лавры.

Служение архимандрита Иоасафа в Свято-Троицкой Лавре было непродолжительным. Уже 15 марта 1748 года вышло повеление о хиротонии его во епископа Белгородского.

В Белгород владыка Иоасаф прибыл утром 6 августа. По старому стилю это было Преображение Господне, и святитель тут же, не отдохнув после долгой дороги, совершил Литургию в Свято-Троицком кафедральном соборе.

Дела в Белгородской епархии обстояли в то время не лучшим образом. Первой бедой, с которой положил бороться новый архипастырь, была бедность и необразованность приходского духовенства.

Клирики в большинстве своем не имели возможности содержать детей в духовных училищах и даже если отдавали их учиться, то вскоре забирали домой.

Святитель Иоасаф Белгородский должен был взять на себя поддержку малоимущих учеников и попечение о сиротах духовного звания.

Обретение Песчанской иконы Божией Матери

Временами он руководствовался в своем служении указаниями, получаемыми им, как ни дерзновенно это звучит, непосредственно от Бога и Его Пречистой Матери. Например, однажды ему привиделась во сне какая-то церковь, в притворе которой стояла икона Божией Матери, осиянная чудесным светом. При этом подле иконы высились горы мусора.

«Смотри, — услышал архипастырь голос от образа Божией Матери, — что сделали с иконою Моею служители храма сего! Сей образ Мой предназначен быть источником благодати для веси сей и всей страны, а они повергли его в сор». Во время очередной архиерейской поездки епископу Иоасафу пришлось быть в городе Изюме.

В пригороде его, Замостье, он увидел точь-в-точь такую церковь, какая приснилась ему недавно. С волнением епископ вошел в нее — и в притворе обнаружил большой образ Божией Матери, использовавшийся в качестве перегородки, за которой держали уголь для кадила. Долго стоял в молитвенном молчании он перед иконою.

Причт храма пребывал в недоумении: для чего владыка медлит в притворе и не заходит в церковь?

Внезапно они увидели, как святитель повергся перед иконой на колени и, осенив себя крестным знамением, в голос заплакал: «Владычица Небесная, прости небрежность Твоих служителей, не ведают бо, что творят!» Все ждали какого-нибудь «ужасного» продолжения, но его не последовало.

Епископ Иоасаф лишь сделал благочинному строгое замечание за неблагоговейное отношение к святыне и велел поставить икону на подобающее место в храме, сказав: «В сем образе преизобилует особая благодать Божия, в нем Пресвятая Владычица являет особенное значение Своего заступничества для веси сей и всей страны».

Действительно, впоследствии от этой иконы Божией Матери, названной Песчанской, бывали многие чудотворения.

Святитель Иоасаф Белгородский – окончание земного пути

Чувствуя, что земных дней его остается мало, владыка выхлопотал себе разрешение Синода посетить родные места. В последний раз он служил Литургию в Троицком соборе Белгорода 29 мая 1754 года. После этого епископ Иоасаф навестил престарелых родителей, живших в родовом имении под Прилуками, съездил в Мгарский монастырь.

Возвращаясь спустя полгода в Белгородскую епархию, архипастырь разболелся. Окончательно он слег в слободе Грайворон, где была загородная резиденция белгородских архиереев. Там, 10 декабря, в 49-летнем возрасте, и окончил свой земной путь Святитель Иоасаф Белгородский.

Святые Русские.

Источник: https://posmotrim.by/article/svyatitel-ioasaf-belgorodskij.html

Ссылка на основную публикацию